[048] what the hell - Raelyn Liddell
[055] escaping the fate - Mallen Clavell
[065] о старых долгах и новых связях - Claire Salisbury
[067] we are who we are - Gabriel Karstark
[068] a candle at my chest - Nathan Nightwing
[082] одному и топиться идти скучно - Mallen Clavell
[090] the whispering ghosts - Meredith Clavell
[091] отцы и дети - Vladislaus L. Drake
[092] chapped and faded - Lucas Astern
[095] о башмаках и сургуче, капусте, королях - Samuel Lostman
[096] wisdom and justice - Claire Salisbury
[097] awake and undead - Samuel Nightwing
[098] dark days - Evan Justice
[099] never let me go - Michael Rightmance
[100] even gods do - Hannah Targaryen
[101] in all my dreams i drown - Anabel Frost
[102] i should rise and you should not - Meredith Clavell
[103] what must we do to restore - Demona Ivys
[104] the choice - Dustin Born
[105] those who loyal - Jude Graywater
[107] rescue me - Gabriel Karstark
[108] посторонним в. - Mirtha Vacietis
[109] give me back my broken night - Mallen Clavell
[110] зачем нужны старшие братья - Samuel Lostman
[111] в чернильности ночи ужас обнимет лапой - Lucas Astern
[113] в траве скрывается змея - Daniel DeWitt
[115] я возьму покоя кристалл и слеплю из него звезду - Regina Knowland
[116] всадники - золотые ручки - Balthasar Harrenhal
[117] oh sister - Charles Blackwood
[118] кровные узы - Nathaniel McRae
[119] the heart of the desert - Nick Frost Jr.
[120] let's scare death - Evangeline Kelferey
[121] there will come a time and i will look in your eyes - Nathaniel McRae
[122] forget this dreadful - Anabel Frost
[124] to unite as one - Aurora Nightwing
[126] if you only knew - Antony Strider
[127] say something - Antony Strider
[128] where did you put the gun? - Jacqueline Ripley
[129] do u wanna fly? - Hannah Targaryen
[130] куда приводят мечты - Ilse Hartmanis
[131] we show no mercy - Nathan Nightwing
[132] emotional explosion of fire - Saraphina Clavell
[133] семья - не список кто кого родил - Nick Frost Jr.
[134] никакой матери, кроме божьей, в храме не упоминается - Aaron Gideon
[135] catch me if you can - Mirtha Vacietis
[136] послушай, остановись, пока не поздно! - Balthasar Harrenhal

время в игре: апрель-май 2043-го года
30 лет спокойствия Изнанки предсказуемо обернулись очередным кровавым кошмаром. И если события 2013-го года были сравнимы локальной катастрофе в масштабах одного города, то сейчас, в 2043-ем году, в изнаночный конфликт оказывается вовлечены все Соединенные Штаты. С одной стороны – Альянс – объединение крупнейших демонических группировок, где главенствующая позиция отводится Омикрону – фракции, контролирующей Лос-Анджелес. С другой стороны, - изрядно поредевшие в ходе череды несчастий ведьминские кланы, решившие объединиться, чтобы дать отпор многочисленным неприятелям. И с третьей стороны, - Орден стражей и Арканум, действующие по указке архангела Эвана и стремящиеся под корень изничтожить всех нарушителей спокойствия и привести Изнанку в полагающийся ей порядок. Не стоит ждать войны, - она уже идет. Пришло время выбирать, кому быть верным, с кем заключать союзы, а с кем враждовать, потому что в этой борьбе вряд ли возможны компромиссы. И если ты думаешь, что у этой истории может быть счастливый конец, то ты невнимательно слушал. ©

TSS: ASUNDER

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TSS: ASUNDER » СЮЖЕТНЫЕ ЭПИЗОДЫ » [055] escaping the fate


[055] escaping the fate

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

Escaping the fate.
Тип: сюжетный эпизод.
Дата: 14 марта 2043 года.
Место: особняк клана Сэлисбури, Миннеаполис, штат Миннесота.
Участники:
Claire Salisbury
Mallen Clavell

Разыскиваемый Орденом, Арканумом и лично кланом Монтгомери Маллен Клэйвелл находится в крайне бедственном положении. Его единственный выход - это побег, но даже постоянное перемещение неспособно скрыть его от ведьминских поисковых ритуалов. Дабы исчезнуть со всех радаров, Маллен через Аврору Блэквуд обращается за помощью к клану Сэлисбури, известным специалистам по рунам, которые, в том числе, способны скрыть человека от любых посторонних глаз. Вот только пойдет ли нынешняя глава клана, Клэр, на сделку, а если пойдет, то на каких условиях, остается открытым вопросом.

0

2

С момента разговора с Авророй прошла почти неделя – Клэр сама попросила несколько дней и была уверена, что за это время определится и с решением своим, и с тем бесконечным роем мыслей, что ему сопутствовали.
Чёрта с два что-то стало яснее.
Клэр не была так уж знакома с Малленом, но шапочно знала и о наследнике Клэйвеллов, маге крови, подавшемся в Арканум, и о партнёре Авроры, её лучшем, кажется, друге с незапамятных времён (так она, по крайней мере, могла судить из разговоров с Блэквуд), и о убийце Монтгомери. Последний факт муссировался и беспокоил особенно сильно: его никто не отрицал, но и не объяснял – пока к Клэр не пришла с просьбой сама Рори, конечно. Шокирующей, по правде, просьбой, выбившей землю из-под ног. Она верила и Авроре, и её суждениям, но Маллен Клэйвелл был другое дело.
И всё-таки, выслушав подругу, Клэр согласилась помочь, поставив при этом единственное условие – она хотела поговорить с виновником всей этой затеи лично, не понимая, конечно, и сама, что именно должна была услышать или сказать, но твёрдо уверенная, что так она убедится в правильности собственного решения. Аврора пообещала, встреча была назначена, день настал. Решимость и сомнения овладевали Клэр попеременно с самого вчерашнего вечера.
Как отреагируют Монтгомери, если станет известно, что Сэлисбури прячут убийцу, которого они так жаждут? Новоявленная глава клана была уверена в собственных силах и магии семьи – руны спрятали бы Клэйвелла тщательно от любой поисковой магии, а в некоторых случаях и от чужого глаза (тот же особняк был старинным и с собственными тайнами). Но какое-то смутное предчувствие беспокоило её, подсказывало, что рано или поздно всё всплывёт наружу – возможно и не без помощи самого Маллена. Клэр не сомневалась в собственном решении, но не думать о том, на что были способны Монтгомери, не могла. И это ещё даже не касалось того, на что был способен сам Клэйвелл.
Сэлисбури сомневалась, что он был замешан в убийстве Совета, Аврора как могла объяснила убийства на территории Тесселов, но ничто не отрицало магии крови Маллена и его к ней способностей. Говоря попросту, его могли считать сколь угодно невиновным, но Клэйвелл оставался сильным и опасным ведьмаком, против которого в случае чего – один на один, как она попросила – Клэр не могла поставить почти ничего. Это, признаться, пугало, хотя всё то же предчувствие – интуиция ведьмина что ли – подсказывало, что опасаться ей сегодня нечего.
Впрочем, она ни разу не подумала о том, чтобы отказаться от собственного обещания. И когда Альфи сообщил о посетителе, сделала то, что собиралась с самого начала: сняла с шеи блеснувший остаточной магией амулет, привычный уже с малых лет он блокировал эмпатию Клэр, убрала его в ящик ближайшего шкафа и, оправив нервно юбку, безоружная и простоволосая, обернулась ко входу в гостиную.
- Добро пожаловать в дом Сэлисбури.

Отредактировано Claire Salisbury (2014-04-29 12:42:23)

+1

3

Внешний вид.

Маллен был терпелив, хоть и не отличался особой кротостью. Последняя вообще не была свойственна Клэйвеллам, а без первой в таком семействе не выживешь. Потому он и терпел, - тогда, с десяток лет назад, еще живя в клане; и сейчас, носясь по всей стране и словно милостыни прося помощи у тех, кто был способен ее дать. По всему выходило, что желающих было не так уж и много, и причина тому была весьма логична – Маллен не водил знакомств помимо деловых связей. Даже его неопределенные отношения с Сэмом Найтвингом мало, что давали, -  клан Тессел уже исчерпал свой лимит поддержки Клэйвелла, а потому рассчитывать на них не приходилось. Однако же спасение пришло с совершенно неожиданной стороны.
Еще состоя на службе в Аркануме, Маллен знал, что его напарница водила дружбу с наследницей клана Сэлисбури. Сам Лен знал Клариссу весьма посредственно, из немногочисленных общеклановых встреч на праздниках, да и то только потому что был одного с ней возраста. Клэйвеллы никогда не водили особой дружбы с Сэлисбури, поэтому и точек соприкосновения у них не было. О самом клане Маллен тоже знал поверхностно, лишь то, что было известно остальным. Но, пожалуй, если где и можно было искать поддержки, так это в самом либеральном семействе из всей Четверки, специалистах в руническом письме.
Сам бы Маллен ни за что не стал напрашиваться на помощь, тем более, когда не был уверен, что получит ее. Да, его положение было бедственным, это было бы глупо отрицать. Убийство пятерых ведьмаков не могло пройти незаметно, несмотря на попытки обелить Клэйвелла перед Арканумом и Орденом стражей. Каковы бы ни были причины конфликта и кто бы ни был его зачинщиком, факт оставался фактом: пятеро Монтгомери были мертвы, и их убийца должен был предстать перед справедливым судом и заплатить по заслугам. Каков будет приговор, Маллен знал: в лучшем случае – быстрая и безболезненная смерть по приказу Арканума; в худшем – смерть медленная и мучительная от рук Монтгомери. Был еще третий вариант, но думать о Печати Покорности Клэйвеллу совершенно не хотелось. Он бы скорее вскрыл себе вены, чем позволил превратить себя в безвольную марионетку.
Выход был один: бежать. Благо, получалось это у Маллена превосходно благодаря большому опыту и сноровке. Он сбежал из клана, сбежал из Арканума, авось сбежит и от Монтгомери. Возникала только одна существенная проблема, - ищи его люди, Клэйвелл бы скрылся давно и успешно. Но его разыскивали ведьмы и ведьмаки, в распоряжении которых был целый спектр различных ритуалов и поисковых артефактов, существенно облегчавших задачу. Пока что Маллену удавалось уходить от погони, но он подозревал, что причиной тому была не его удачливость, а временная нерасторопность самих Монтгомери. Как будто они знали, что деваться ему некуда.
До тех пор, пока Клэйвелл был виден на всех ведьминских радарах, надежды для него не было. Но совершенно неожиданно на выручку пришла Рори Блэквуд, заявившая, что способ спрятаться есть, он осуществим и вполне реален. Именно так Маллен обнаружил себя на пути в Миннеаполис, в вотчину клана Сэлисбури.
В незнакомой местности, в одиночку, Клэйвелл чувствовал себя на редкость некомфортно, а потому по десять раз перепроверял, нет ли хвоста и не спало ли отводящее глаза заклятье с посоха. Оставлять единственное никогда не подводившее оружие Маллен категорически отказывался, и если это делало его в чужих глазах параноиком – пусть так.
Впрочем, вряд ли хозяйке особняка Сэлисбури было какое-либо дело до того, в каком виде к ней явился гость. Это была ее территория, ее дом и ее крепость. Да потом, какие намерения могли быть у Клэйвелла, которого и так уже видела мертвым добрая часть Изнанки?
Через порог Маллен ступал уверенно, хоть и ощущал себя странно и непривычно. Открывший дверь дворецкий был предельно вежлив, но молчалив, и приветствовала Клэйвелла сама хозяйка дома. Лен рвано кивнул и запоздало отозвался:
- Спасибо, хотя нынче мое появление в чужом доме скорее дурная примета.
Усмешка, призванная смягчить слова, вышла какой-то невеселой и сухой.

+1

4

Это должно было быть неловко.
Клэр смотрела на своего гостя – прямо и с отстранённым интересом, а сама прокручивала в голове встречи, прошедшие в этой гостиной за последний месяц: их было действительно много, и все они были слишком разными, диаметрально почти, но в то же время ужасно похожими. Соболезнующая родня, деловая Таласса, серьёзный Тони и далёкая Таника, потерянная Бель и обретённая внезапно в новом свете Мирта. Теперь вот Маллен Клэйвелл. Клэр в который раз отметила про себя, что не знала его – последнее воспоминание о нём выдавало мальчишку ещё, долговязого и лохматого – не знала почти, но понимала, что должна бы беспокоиться и нервничать из-за предстоящего разговора, да и всей этой чёртовой ситуации в целом. К тому же, было, наверно, разумно напугаться фирменного посоха за чужой спиной – испещрённого рунами и знакомого по Рори, но другого совершенно. Нет, правда, кто приходит за помощью в чужой дом вооружённым до зубов?
И всё же она была странно спокойна.
Наверно, дело было в амулете. От такого вообще сложно было отвыкнуть, но, почти не снимая его, Клэр забывала временами, что эмпатия по сути те же уши – не столь полезны, как всё, что ты можешь увидеть, но определённо слишком ценны для дополнительных знаний о том, что происходит вокруг. О людях рядом. Конечно, она не чувствовала ничего конкретного: Клэйвелл был чужаком (не только по шапочному их знакомству, но и по магии, образу жизни и мыслей), и с тем же успехом она могла попытаться понять, о чём тот думает, по выражению скривившегося в усмешке лица. Не сказала бы с уверенностью точно, но видела и по собственному опыту смутно догадывалась.
Она склонила голову и сузила глаза.
- Я сама пригласила тебя в свой дом, Маллен, - обращение было не столь привычным (в голове она не звала его по имени), но продиктованным старым знакомством. Клэр фыркнула мягко и пожала плечами, разорвав контакт. Напряжение немного спало. – Считай это хорошей приметой.
Кое-что из трепета доходивших до неё эмоций всё же Клэр разобрала, а это позволило сделать нужные выводы, и главным из них стало: опасность ей не грозит. Не сейчас и не умышленно точно. Смогут ли они нормально поговорить было, конечно, уже другим, куда менее определённым пока вопросом, но это было уже в её руках.
- Я могу предложить тебе что-нибудь выпить? Воды, чая, что-то покрепче? – слова становились всё привычнее с каждым разом и позволяли без вреда для вежливой хозяйской беседы витать где-то в собственных мыслях. А мыслей было много. С чего бы начать?
Клэр жестом указала на гостевой диван и устроилась напротив.
- Ты знаешь, что Аврора просила помочь, - начала она, оправив рассеянно подол на коленях. Натянутая ровно спина, прямой взгляд и морщинка между бровями. – Она рассказала мне о том, что случилось тогда – обо всём, что видела и знает сама.
Ладонь непроизвольно огладила запястье, защищённое татуировкой из родительских рун.
- Но я не могу ничего сделать до тех пор, пока не выслушаю твою версию – мне нужно знать, ради чего я подвергаю опасности себя и клан, - очевидные слова, наверняка переданные ему и без того Авророй. Ей-то Клэр уже всё объясняла. Она отвела на мгновение глаза – во взгляде промелькнул лихорадочный огонёк. – Это моё условие: расскажи мне о том, что произошло в тот день.
Клэр замолкла и подняла глаза.
- И всё, что ты знаешь об убийстве Совета.

Отредактировано Claire Salisbury (2014-04-17 23:11:42)

+2

5

Ощущение, посетившее Маллена, едва ему стоило завидеть хозяйку дома, не поддавалось описанию. Вряд ли это был страх. Во-первых, Клэр была одна и не владела навыками ни ближнего боя, ни какой-либо боевой магией, которая могла бы ей помочь. Во-вторых, Маллен искренне сомневался, что ей бы пришло в голову на него нападать. Да и в-третьих, после стычек один на один с парой-тройкой оборотней или демонов страх из Клэйвелла уже давно был прочно выбит. И все же его не покидало стойкое ощущение напряжения, скованности. Как будто в любой миг сюда могли сбежаться все Сэлисбури, а с ними и Монтгомери, и тут же устроить над ним строгий и справедливый суд, то бишь линчевание. Эта мысль, даже будучи не особо рациональной, не давала Маллену покоя. Он утешал себя тем, что Клэр, как и ее родственники по клану, еще помнили святые правила гостеприимства.
Усевшись напротив хозяйки дома, Клэйвелл покачал головой в ответ на предложения чего-либо выпить. От воды и чая сейчас было бы мало толку. Хороший крепкий виски пришелся бы кстати, и Маллен не сомневался, что в семейном особняке Сэлисбури не держат дрянного алкоголя, но ему надо было сохранять трезвую и ясную голову. Разговор предстоял серьезный, и Клэйвеллу могла потребоваться вся возможная концентрация.
Клэр он выслушивал внимательно, краем глаза подмечая все ее жесты, которые, если и были неосознанными, ярко говорили об эмоциональном настрое ведьмы. Она боялась его? Опасалась? Не доверяла? В сущности, все это было вполне здесь уместно, и Маллен не мог ее винить. То, о чем она его просила, было понятным. Хотела выслушать всех очевидцев произошедшего, рассмотреть картину со всех сторон. Мудро, ничего не скажешь. Уместней всего было бы спрашивать погибшую Лорен и ее соратников, вот только они нынче были немы, как могилы.
- Я понимаю, - рвано кивнул Клэйвелл, отстраненно разглядывая свои ладони, но когда Клэр договорила, упомянув Совет, он поднял голову и удивленно вскинул брови. С чего она взяла, что ему может быть известно больше, чем остальным? Он ведь даже не в клане, и вести о смерти родителей получил через дальних родственников, которым еще было хоть какое-то дело до сбежавшего наследника.
Вздохнув, Маллен покачал головой и принялся говорить.
- Честно говоря, про Монтгомери мне нечего тебе сказать, я и сам ничего толком не помню. Столкнулись мы с ними случайно. Наши с Лорен отношения всегда были, скажем так, не особо теплыми. Но она… - Клэйвелл нервно сглотнул, снова перевел взгляд на свои руки. – Она упомянула отца, и тут меня как будто сорвало. Очнулся уже через минуту. Вокруг трупы Монтгомери, я сам по локоть в крови.
Как будто старой болью остро кольнуло висок, и Маллен поморщился, с силой его потирая. Оправдываться уже было глупо, выдумывать лишние детали – тоже.
- Я виноват в их смерти, - с трудом выдавил Клэйвелл. – Я не отрицаю этого. Ни один человек не заслуживает расстаться с жизнью таким образом и за такую мелочь. Но я… я просто знаю, что со мной хотят сделать Монтгомери, и пока что мне нужно только время.
Дальше говорить было проще, потому как Клэйвелл конкретно знал, что именно хотел сказать. Что должен был сказать.
- Я не был в Салеме, и о новостях узнал спустя пару дней. Но я был на похоронах родителей, стоял рядом с их, - голос предательски дрогнул, - рядом с их трупами. Магией крови от них разит за версту, но, попытавшись хоть чуть-чуть разобрать ее природу, я словно наткнулся на… стену? Ощущения были такие, будто следы заметали специально. А примерно месяц назад на Сэма – Сэма Найтвинга, - напала парочка демонов. Одна из них сбежала, второго мы убили. И я…
Тут Маллен осекся, не зная, стоит ли доверять Клэр подобного рода информацию. С другой стороны, - он требовал от нее доверия в ответ, просил поддержки. Меньшее, что он ей мог дать, это сведения.
- По чужой крови я могу определить последние мысли, чувства, намерения. Иногда даже увидеть отдельные отрывки воспоминаний. Но там все было также глухо, снова та же самая стена. И защищены были не трупы, на которых уже была использована магия крови, а вполне живой демон. Я не знаю, кто это сделал и зачем, но подозреваю, что резня в Салеме и этот демонский дуэт были как-то связаны. И, судя по тому, что мне удалось понять, - это работа мага крови, очень сильного и опытного. Не думаю, что даже мой отец смог бы провернуть нечто подобное.
Договорив, Клэйвелл выдохнул. Впереди еще были вопросы и подбор правильных, нужных ответов, но все основное он уже сказал, а, значит, можно хоть немного позволить себе расслабиться.

Отредактировано Mallen Clavell (2014-05-05 14:35:27)

+1

6

Маллен удивился, конечно – это было видно по вскинувшемуся взгляду, но Клэр и не ждала, что он поймёт. По правде, она и сама не осознавала до конца, почему спросила про Совет – логичнее было обратиться к Рори, уж она-то как действующий, по крайней мере, пока член Арканума наверняка могла рассказать куда больше. И всё-таки сейчас Клэр ухватилась бы за каждую кроху информации – даже и зубами, а Маллен мог хотя бы навести на полезную мысль. Или что-нибудь знать, и верить в это было куда удобнее, чем разрываться в сомнениях о том, что она сейчас творит.
К тому же, любая его реакция – и чем искреннее она была, тем лучше – помогала залежавшемуся в амулетах дару нащупать своё. Медленно, но верно.
Вслух он почти повторил рассказ Рори: столкновение, оскорбления, убийство, «ничего не помню» – Клэр задумчиво хмурилась, но не стала перебивать, дав выговориться и снова теряясь в собственных мыслях и догадках. Вопросов было не мало, но теперь, когда перед ней была не Аврора, подруга суровых дней, почти сломленная под навалившимся на плечи грузом, Сэлисбури не требовалось сдерживать себя ни в решениях, ни в выражениях.
- Ты виноват, да, - кивнула мрачно Клэр: это не обсуждалось, в общем-то, и она не столько обвиняла, сколько повторила, подведя итог. От напряжённого молчания в горле захрипело – пришлось, облизав губы, сглотнуть, прежде чем продолжить. – Но что ты собираешься делать потом? Монтгомери не забудут этого уже никогда, ты и сам понимаешь – просто переждать такое не удастся. Ты ведь не справедливого суда после улёгшейся первой ярости выжидаешь. – Вопросом это не было. – Так на что тебе нужно время, которое ты просишь?
Прозвучало чертовски патетично, отметила она в голове с каким-то злорадством. Театр драмы и абсурда с главной декорацией в центре её гостиной – сидит тут, пальцами нервными юбку гладит. Но эмоции только набирали оборот, и Клэр пришлось через силу одёрнуть себя, вспомнив – снова – что чувствует здесь не одна. Это заставило встрепенуться.
Выслушать и спрашивать после.
Вопрос в никуда об убийстве Совета пользы не принёс. История с демонами и нападением на Найтвинга определённо была чем-то новым, но яснее ситуацию не сделала ни на грамм – не после того, что она уже услышала от Мирты. Воспоминание продолжало больно и горько злить, отчего неприязнь – не к Маллену, конечно, если подумать, а к обстоятельствам, помноженная хорошенько на отголоски чужих эмоций, не делала разговор нисколько проще.
Клэр вздохнула резко.
- Кто-нибудь из вас стал расследовать этот случай? – попыталась она, голос звучал нетерпеливо. – Ты можешь что-то сказать о… стиле магии – не природе, но каких-то мелких деталях – что-то, кроме отличия от собственной школы. Могло их быть несколько? Что бы понадобилось, чтобы использовать магию такой силы?
От ощущения неспособности даже сформулировать толком вопросы – сейчас, пока рядом, наконец, был хотя бы кто-то, готовый и способный ответить – злость, беспомощная, а оттого ещё более отчаянная, только росла. Клэр волновалась, чужие эманации становились сильнее. По крайней мере, Маллен не лгал. Хотя и доверять ему полностью пока тоже не хотелось, а это сужало список вопросов, почти разрывавших её изнутри. И всё-таки оставалось ещё кое-что.
Клэр прикрыла на мгновение глаза и спросила уже тише:
- Часто с тобой такое? – она взмахнула рукой, не в силах объяснить. – Приступы ярости, неконтролируемые вспышки магии – или что это было.

+1

7

С трудом Клэйвелл был вынужден признать: Клэр озвучивала вслух то, что он боялся произносить сам. Можно было бы назвать отчаянную попытку выкарабкаться из сложившейся ситуации банальным инстинктом самосохранения и нежеланием умирать, но у Маллена была не настолько ценная и красочная жизнь, чтобы цепляться за нее так яростно. Понятное дело, что смерти не боятся только мертвые, но то количество проблем, которые огребал сам Клэйвелл и которыми обременял своих близких, явно не стоило того бардака, в который Маллен превратил собственную жизнь. Так в чем же была причина?
Клэйвелл заговорил прежде, чем успел толком сообразить, что именно собирается сказать, но слова отчего-то звучали правильно, верно, правдиво.
- Я не могу бросить клан, - едва различимо, но твердо произнес он. – Не могу умереть и не узнать, кто виноват в гибели моих родителей. Не могу оставить Клэйвеллов на мою сестру. – Маллен криво, невесело усмехнулся. – Да ты и сама наверняка знаешь, какой занозой в заднице может быть Мередит.
Он вздохнул, по старой привычке запуская пальцы в волосы. Вопросом, нужен ли Лен клану так же, как клан нужен ему, он не задавался. Одно он знал твердо: если Мередит и не повинна в тех преступлениях, в которых ее обвиняли, не далек был тот день, когда она целиком и полностью оправдает свою репутацию. Маллен слишком хорошо знал свою младшую сестру, чтобы допустить, что та вдруг одумалась и стала примерной главой ведьминского круга. Рассудительной, не поддающейся эмоциям, готовой пойти на компромисс. Клэйвелл поневоле окинул беглым взглядом Клэр и был вынужден признать, что в ней было все то, чего не хватало Мередит. Вот уж кто сидел на законном месте, так это нынешняя глава Сэлисбури. Подумать только, а ведь они были ровесниками, и совсем недавно – детьми. Но грядущая война быстро сделает из всех детей взрослых. В том, что эта война будет, Маллен уже почти не сомневался, вопрос только – как скоро?
Разговоры о недавней встрече с демонами сбросили с Клэйвелла часть мрачности, и он даже поймал себя на мысли, что и впрямь бы с недюжинным интересом взялся расследовать всю сложившуюся ситуацию. Возможно, даже нашел бы что-нибудь полезное, если бы ему только дали немного чертового времени.
- Нет, не стали, не до того было, да и все зацепки никуда не вели, - признался Маллен. – Из-за того блока, что стоял на демоне, я почти ничего не узнал. Могу сказать лишь одно: тот, кто накладывал подобного рода блокировку, чрезвычайно талантлив в школе крови, причем, той ее части, которую не практикует мой клан.
Сообразив, как прозвучали его слова, Маллен поспешно добавил:
- Не подумай, что я пытаюсь выгородить Клэйвеллов. Даже если блокировку ставили не они, что, скорее всего, так и есть, я не отрицаю того, что заклятье, которым был убит Совет, могло принадлежать кому-то из моего клана.
«Моего клана», - подумалось Маллену. Даже фактически называя их убийцами, он не переставал считать их своей семьей.
- К тому же, блоки на телах членов Совета и на том демоне, вероятнее всего, вышли из-под одной руки. Мередит слишком тщеславна, чтобы посылать в качестве угрозы двух не особо умелых демонов.
«Если, конечно, она не изменилась за последнее время».
Уже здесь, в вотчине Сэлисбури, Маллен понимал, что ему нужно поговорить с сестрой. Возможно, с другими членами клана, из тех, что хоть как-то способны влиять на нынешнюю главу. Еще неплохо бы прошерстить те связи, что были у клана с прочими фракциями Изнанки. Словом, надо было наводить порядок, брать ситуацию в свои руки, а не заниматься бессмысленной беготней по всем Штатам.
Однако очередной вопрос, заданный Клэр, Маллен смутил. О неконтролируемых всплесках своего Дара он предпочитал не говорить, считая их своей слабостью. Он с трудом напомнил себе, что их нынешний разговор с Клэр строится на доверии, и заставил себя произнести:
- Не особо. Раньше это проявлялось только во время боя и не в таких масштабах. – Клэйвелл задумчиво уставился на собственные руки, словно надеясь прочитать на ладонях ответ на мучивший и его самого вопрос. Спустя несколько секунд томительной тишины, он бесцветным голосом произнес: - Возможно, дело в смерти отца.
Он не стал договаривать, не видя в этом необходимости, а сам задумался: мог ли Дар Гаррета частично передаться ему и, тем самым, усилить неконтролируемые всплески? Причину вспышки Маллен знал: он был эмоционально нестабилен в тот момент, напряжен и растерян. Но почему вспышка была настолько мощной и настолько неконтролируемой? Если это и впрямь был прощальный подарок отца, то подарок вышел, мягко говоря, неудачным.

+1

8

Клэр всегда считала, что неплохой автор способен заставить своего зрителя (читателя, если угодно) почувствовать всё то, что чувствовал сам, а действительно талантливый – ещё и то, что сам только представляет. Вроде и фикция, в любом конечном итоге, – чужая выдумка в бумаге, байтах или киноплёнке, а эмоциональный отклик всё равно реальный. То же Клэр могла сказать об эмпатии. Сильнее только в разы, а ещё бесплатно и против её собственной воли. Большую часть времени девушка скрывалась за экранирующим амулетом, но без него она, как радиоприёмник, улавливала чужие эмоции – тем сильнее, чем хуже чувствовала себя или лучше - человека поблизости, и каким бы ни был их источник, какой бы ни была причина – в конечном итоге ощущала то же, что и хозяин. По-настоящему.
Сейчас, наверно, дело было даже не в том, сколько Маллен уже находился рядом, хотя время привыкнуть и прислушаться к нему у Клэр было. Акценты расставлял сам разговор: с его течением Клэйвелл раскрывался всё сильнее, сильнее чувствовал, и обуревали его самые разные эмоции. Клэр могла это понять – не представить, конечно, через что ему пришлось пройти, но просто по-человечески понять – а теперь ещё и услышать, – что он ощущал. Это было странно. Впрочем, увидеть в нём хладнокровного мясника в бегах всё равно не получилось бы при всём желании – если вообще предположить, что такое желание могло возникнуть. Боялась Клэр другого. Как бы полезно ни было восприятие, сейчас ей нельзя было ни поддаваться чужим чувствам, реальным или нет, ни тем более подменять их на свои, окончательно позабыв то, зачем вообще сняла этот чёртов амулет.
Вот только проблема была в обратном.
Подменять что-либо не было нужды – все его эмоции уже были чертовски знакомы. Сомнения, решимость, страх, горькая злость, дерущая душу тоска, безграничное чувство вины – всё то, с чем Клэр жила и мирилась последние месяцы, с готовностью откликалось на чужие эманации, чувства эти резонировали, становились беспокойнее, сильнее. И поделать с этим Клэр не могла ничего. Она привыкла прятать способность, а потому контролировать её толком не умела, справляясь сейчас, как ребёнок в мелком пруду – тот, что не тонет, но и на дне стоит лишь кончиками пальцев, глотая всё в большей панике мутную воду.
Будто мало ей было.
При упоминании о Мередит Клэр отвлеклась и скисла – даже сдерживаться не стала. Насколько бы ложными ни были все выдвинутые против неё обвинения, новоиспечённая глава Клэйвелл всё так и оставалась порядочной сукой. Клэр славилась своей верой в людей, да и не знала Мередит со времён их общей (не самой приятной) истории, и всё равно порядочно сомневалась в том, что девушка могла хоть как-то измениться.
Но Маллен её удивил. Сэлисбури ждала чего угодно: желания попрощаться с подружкой или утрясти свои дела, отомстить и найти виновных, да хоть надышаться перед смертью – чёртова поговорка подходила сейчас как никогда буквально. Чего угодно, но не этого. Она кивнула, не скрывая ни удивления, ни того, что оно оказалось приятным. О том, что будет после, речь не шла: нужды не было, а Клэр отчаянно не хотела об этом говорить. Потому переключиться на интересующие её ответы оказалось так легко. Клэйвелл, казалось, тоже оживился.
Отсутствие информации – тоже информация, – ответила задумчиво Клэр, пока переваривала услышанное. Значит, особенная магия крови? На уточнение Маллена о клане она махнула было рукой, но на всякий случай переспросила. – Так заклятье, которым убили совет, не настолько иное, как блоки, – оно знакомо тебе? 
Клэр казалось, что, не слишком разбираясь в предмете, она топчется на месте – задаёт раз за разом одни и те же вопросы, но понять всё равно жаждала.
Послушай, – протянула она чуть погодя, сомневаясь, спрашивать ли вообще. Наступил, наконец, тот самый момент, когда для вопросов требовалось встречное доверие от неё самой. Впрочем, не для этого ли они здесь собрались? – Что ты знаешь о Тени?
Последнее слово она выделила, лицо Клэр стало хмурым и предельно внимательным. Ещё один вопрос, беспокоивший её особенно, – наряду с тем, который Маллена явно смутил. Спрашивая об управлении Даром, девушка почувствовала себя неловко, но при необходимости была готова настоять: если вспышка магии, убившая так просто и так страшно пятерых, не была прецедентом, дело сильно усложнялось. Для всех них.
Не особо. Раньше это проявлялось только во время боя и не в таких масштабах. Возможно, дело в смерти отца.
Вот к этому Клэр оказалась не готова. Всё, что Маллен чувствовал до сих пор, отражалось на ней – что-то удивляло, давало информацию, многое находило отклик, но острая эмоциональная боль от упоминания о смерти отца пронзила сердце физически, сдавила тесно горло, придясь точнёхонько в собственную, почти такую же. Клэр охнула и сжалась, прижав руки к груди, в момент оказавшись на ногах. Чтобы совладать с собой, пришлось, отвернув лицо, выдохнуть медленно.
Я помогу, – прозвучало рвано, слишком резко. Клэр решила это давно уже, наверно, но тянуть дальше смысла не было. По правде, ей вообще всё больше хотелось закончить со всем этим и остаться одной. Она вздохнула и обернулась, прикрыла глаза, потерев переносицу устало и нервно. – Прости, это всё эмпатия. – Почему-то показалось честным дать Маллену знать. Она смутилась и взмахнула рукой в попытке объясниться, но выдавила лишь: – Это сложнее, чем я думала.
Браво, Клэр.
Я сделаю это, – обратно она не села. Скрестила руки на груди и уставилась в точку рядом с его лицом – ладно, хоть говорить выходило уверенно и о привычной магии всё более чётко. – Всё, что нужно, у меня есть. Сами руны тоже готовы, нужно лишь нанести схему – на кожу, так надёжнее. Лучше всего подойдёт основание шеи или грудь – можно макушку, –  Клэр представила, как выбривает Клэйвеллу часть головы, и не сдержала бесцветной усмешки. – Что-то близкое к точкам накопления энергии. Процедура не сложная и почти безболезненная.
Она задумалась, что-то заставило тихо продолжить, посмотрев ему уже в лицо.
Думаю, я могла бы помочь с контролем, – ирония заставила мысленно посмеяться. Та, что не может справиться с контролем сама, предлагает помощь. – Дополнить рунный рисунок. Это не будет полноценным гарантом, но если такая вспышка повторится, часть силы руна сдержит – по крайней мере, раз. И… это ограничит твой Дар, пусть и на время.
Клэр склонила голову в ожидании ответа. Она не настаивала, тут скорее искренне желая помочь, чем навязывая свои условия. Впрочем, кому именно она в итоге помогала, не сказала бы и сама. Выбор был за Клэйвеллом.

+

Давай уже что ли к делу)

Отредактировано Claire Salisbury (2014-06-17 12:36:20)

+1

9

Маллен был не любителем рассказывать о себе. Да и не только рассказывать, а вообще каким-либо образом выдавать какую бы то ни было информацию. То ли дело было в выработавшейся с годами параноидальности, то ли еще в чем, но на подсознательном уровне он упрямо считал, что любые сведения могут быть и будут использованы против него. Возможно, он учился на ошибках собственного клана, ведь, по сути, Клэйвеллам за всю историю их существования напоминали о сделанных ими ошибках, а как только дело доходило до обвинений в чем-то серьезном, припоминали все до последней, даже самой незначительной мелочи. Свою репутацию самого кровавого клана Штатов Клэйвеллы, безусловно, заслужили, но их славу зачастую сильно преувеличивали. По крайней мере, в подвалах особняка точно не расчленяли младенцев, - Маллен в этом убедился еще в детстве, обшаривая весь фамильный дом. Тем не менее, сомневаться не приходилось: дойди дело до суда, и Монтгомери не вспомнят о том, что Лен уже несколько лет не имеет никаких связей со своей семьей. Скорее всего, припишут ему сговор с Мередит, скажут, что Лорен и ее сподвижники погибли по наводке нынешний главы нью-йоркского клана. И слова самого Маллена вряд ли будут иметь какой-либо вес. А раз так, то лучше оставить свое мнение при себе, ровно как и эмоции по поводу всего происходящего.
Несмотря на всю свою закрытость, Клэйвеллу казалось, что его планомерно и тщательно прощупывают. Клэр не была назойлива, не заставляла ощущать напряжения, и все же что-то в ней было такое, что заставляло Маллена чувствовать себя не в своей тарелке. Впрочем, так он себя чувствовал ровно с того момента, как переступил порог дома.
Вопросы помогали отвлечься, и Лен заставил себя сосредоточиться на них, вместо того, чтобы искать подвох там, где его, возможно, не было. Но вопросы, которые задавала Клэр, были далеки от легких, и четких, не требующих пояснений ответов на них у Маллена не было.
- Нет, - отозвался он и тут же неуверенно добавил: - Я не знаю. Я видел только тела родителей, и кроме блока ничего не ощутил. Но судя по тому, что говорили остальные, это что-то из высшего уровня, а я даже книги по нему только краем глаза видел.
Сейчас Лен многое бы отдал, чтобы очутиться в домашней библиотеке и просмотреть фолианты с тех полок, что при отце покрылись плотным слоем пыли. Возможно, что-нибудь в тех древних томах и навело бы его на верную мысль, но Мередит скорее сожжет всю библиотеку к чертям, чем добровольно пустит туда собственного брата.
А вот следующий вопрос Клэр Маллена озадачил. Первой мыслью была мысль о той тени, что обычно отбрасывается от света, но вряд ли глава клана Сэлисбури имела в виду именно это. Затем, пораскинув мозгами, Клэйвелл неуверенно ответил:
- Некромантский круг? Никогда с ними не встречался, а слышал только то, что говорят среди ведьмаков-наемников. – Маллен почти весело усмехнулся: - Ничего хорошего о них не говорят, словом. Но, думаю, сомнительные домыслы и слухи тебя вряд ли интересуют.
В чем был фактический интерес Клэр в Тени, Клэйвелл не знал. Откровенно говоря, и не хотел знать. Не потому что был равнодушен, скорее, наоборот, - окажись он причастен еще и к этой заварушке, и он просто потонет в ворохе свалившихся на него проблем. У него, пока что, хватало и своих.
На фразу об отце Клэр отреагировала неожиданно остро. Маллен только подумал о том, чтобы протянуть руку, коснуться, спросить, все ли в порядке, но ведьма уже подскочила на ноги. Ее очередной репликой Клэйвелл оказался ошарашен так, что сперва даже не поверил собственным ушам.
Прости, это всё эмпатия.
Маллен понимающе кивнул. По-видимому, у Клэр в рукаве тоже были свои собственные козыри. Хотя создавалось впечатление, что сейчас этот козырь играл против нее. Зато Клэйвеллу стала ясна причина того странного ощущения, похожего на воздействие рентгеновских лучей. Дальше Клэр перешла к делу, и Маллену до сих пор не верилось, что она согласилась, а потому мысли разбегались в разные стороны. Надо было сконцентрироваться, подумать о ее словах, решить, куда ставить скрывающие руны. Еще одно предложение ведьмы вытряхнуло Клэйвелла из транса. Оно было… подкупающим. Маллен не мог гарантировать ни окружающим, ни даже самому себе, что вспышки не повторятся. Особенно сейчас, когда Дар все больше выходил из-под контроля. Но с другой стороны, у всех были свои минусы, за все надо было платить. Готов ли был Клэйвелл ограничить все то, на что полагался всю свою жизнь? Что было единственным способом добиться чего-либо в будущем?
Он неуверенно качнул головой, после чего добавил вслух:
- Нет. Спасибо за предложение, но… как я научусь контролировать эти вспышки, если их будут сдерживать руны?
Задумчиво потерев ладони, Маллен потянулся снимать с себя рубашку, воротник которой наверняка бы мешал, оставаясь в футболке.
- Давай на шее, на седьмом позвонке, - произнес он, мельком подумав, что там руна будет смотреться удачно с уже тянувшейся вдоль позвоночника татуировкой. Усмехнувшись, Лен спросил: - Мне встать, сесть, лечь? Останемся здесь или у вас тут где-то секретная лаборатория, доктор Сэлисбури?

+1

10

На самом деле, Клэр не сказала бы точно, разочарована ли тем, сколько информации удалось получить от Маллена, или довольна. Она надеялась узнать что-то новое о резне в Салеме, очень хотела услышать хотя бы что-то о Тени, но и то немногое, что Клэйвелл рассказал, могло бы пригодиться – одно то, что он вообще стал говорить о чём-то, кроме убийства Монтгомери, по правде, уже было удачей. Этого от него Клэр не требовала и, откажись он, настаивать бы не стала. Главное, что она для себя определила – решение помочь оправдано. А за чем ещё они здесь собрались?
Наступил момент перейти, наконец, к делу.
Клэр сдержала комментарий на отказ от «дополнительной» помощи: ответ его был, конечно, логичным, но саму девушку задел. Речь шла о потенциально опасной для окружающих способности, а не об умении плавать, и Маллен должен был научиться контролю, вот только правильным ли было делать это сейчас, когда эмоции, от которых вспышки зависели, были накалены до предела? С другой стороны, а мог ли хоть кто-то из них ручаться, что после будет иначе? Что будет оно, это после? Клэр хотела было возразить, но кивнула и только – раз уж решила не настаивать, мнение своё оставила при себе.
- Выбор за тобой.
И теперь, когда все вопросы и разговоры были позади, Клэр почувствовала неловкость. На расстоянии от Клэйвелла эманации действовали уже не так сильно, так что время собраться с чувствами у неё было. Вот только сейчас Клэр понимала, что никогда не участвовала в подобных ритуалах одна – тем более не вела их самостоятельно. Она знала теорию, знала, что делать, но отсутствие опыта вселяло нерешительность, и то, что Клэйвелл начал раздеваться, уверенности не прибавило ни на грамм.
Клэр вспыхнула по-девчоночьи, отвела взгляд. И тут же фыркнула легко, отреагировав на неуклюжую шутку. Неловкость лопнула легко, как мыльный пузырь.
- Пойдём на кухню, там будет удобнее.
В голосе появилась усталая мягкость.

Альфи, обо всём всегда знавший каким-то чудесным образом заранее, уже успел подготовить всё, что было необходимо, и по просьбе Клэр отправился за тем, чего ей не хватило и что пришло в голову только сейчас – в последний момент. Они расположились у небольшого кухонного стола, где Сэлисбури собирались обычно по будням и в малом, тесном особенно составе – тогда, когда не было нужды выносить обеды в столовую особняка. Клэр любила этот стол: круглый из старого дерева; на одной из ножек, помнится, была вырезана её первая руна – ей тогда было шесть или около того, и мать ещё долго не могла понять, отчего все окрестные грызуны так рвутся на её кухню (задняя дверь дома вела именно отсюда в окаймлённый лесным массивом двор за особняком). Это было её первое серьёзное наказание и первая гордость родителей. Вспоминать это сейчас было странно.
Инструменты не заняли много места: это были стопки с исписанной бумагой, планшет с крупным экраном и несколько разномастных баночек с сыпучим веществом, под самой же рукой у Клэр был изогнутый необычно предмет – нечто среднее между пером для письма и кистью. Руны нередко наносились прямо на кожу человека, и делать это обычными инструментами было неудобно (а иногда и опасно). Был, конечно, вариант с настоящей татуировочной машинкой, и Клэр как человек, имевший хоть какое-то традиционное и магическое медицинское образование, могла бы с ней справиться, но свести подобный рисунок было сложно, а руны, что она собиралась наложить сегодня, оставлять навсегда было просто нельзя. Магия скрывающего заклятья развеивалась со временем – обычно подобные ритуалы приходилось обновлять, и спустя год или два татуировка стала бы обычным рисунком, и кто мог знать, как она повлияла бы на магию и Дар носителя потом. Руны не терпели небрежности, требовали тончайшего расчёта. Её собственная татуировка составлялась родителями, мастерами своего дела, индивидуально для Клэр – особенным составом и особенным ритуалом, она была простой на вид, но на деле имела за собой немалую историю, колоссальные расчёты и не без основания считалась в узком кругу крайне искусной работой. Похвастать подобными умениями Клэр пока не могла, да и времени на подготовку ей бы не хватило при всём желании.
И всё-таки какой бы странной ни была эта ситуация, Сэлисбури не могла не испытывать чисто профессионального интереса к тому, что ей предстояло сделать. Постепенно он почти затмил все прочие чувства, что вкупе с вернувшимся на шею экранирующим амулетом, успокоило достаточно, чтобы начать. Даже просьба снять футболку оказалась спокойной и вежливой.
- Так будет удобнее, – повторила Клэр и покорно дождалась, пока просьба её будет исполнена. Она взвесила в руке перо, то отозвалось привычной тяжестью и едва заметной магией вырезанных на ручке рун. В груди разлилось умиротворение, которым её всегда наполняла работа. – Это может быть неприятно, но не больнее татуировки, так что постарайся не двигаться резко и не проявлять пока Дар. Надеюсь, управимся за пару часов – если будет неудобно, скажи. Готов? – Она пробежалась кончиками пальцев по участку кожи над седьмым позвонком и прошептала пару слов на раменте. Будь это клиника, ей бы положены были перчатки и стерильная комната, прочие ухищрения современной медицины, но здесь это всё помешало бы только. Не в магии. Не ведьме.

Первый штрих был всегда самым сложным и самым важным. Клэр призвала на помощь всё, что подтолкнуло её к этому шагу, все мысли, что убедили её помочь, и рука её, не дрогнув, опустилась в нужную точку, поведя линию твёрдо. Через некоторое время, когда скелет рисунка был готов, ей удалось перевести дыхание и продолжить уже спокойнее. Здесь концентрация была уже не так важна – дальнейшее было делом механики.
- Мне жаль того, что случилось с твоим отцом – с твоими родителями, – проговорила тихо Клэр. Она ведь так и не сказала этого, и сделать это сейчас из-за спины было проще. Отчего-то проявить сочувствие, которым сама она уже была сыта по горло, оказалось и сложнее, и нужнее, чем когда-либо.
Хотя это всё равно было странно.

Отредактировано Claire Salisbury (2014-06-29 14:33:05)

+1

11

На кухне особняка Маллен снова ощутил то самое чувство дискомфорта, которое посетило его еще на пороге дома. Все здесь было полной противоположностью того, что представлял из себя быт Клэйвеллов. В нью-йоркском особняке, сгоравшем неоднократно, все было новым, - острым, холодным, строгим. Даже цветовая гамма была мрачной и неутешительной. В родном особняке Сэлисбури, напротив, все было мягким, уютным, явно повидавшим свое, но, тем не менее, добротным и прочным на вид. Все-таки, внутренний интерьер здорово иллюстрировал хозяев.
Вздохнув, Маллен смирился с мыслью, что в доме Клэр будет всегда ощущать себя не в своей тарелке. Впрочем, первоначальный дискомфорт прошел, стоило Клэйвеллу углядеть разложенные на столе инструменты. Если и было что-то, что действительно интересовало Лена, так это ведьмовские искусства. Чем меньше они были ему знакомы, тем интересней становилось. Если ритуалистику, апотропею и варение зелий Маллен еще как-то освоил хотя бы основами, то руны не давались ему от слова «совсем». Собственно, как и многим Клэйвеллам. Втайне Лен подозревал, что в том крылась причина неприязни к Сэлисбури, - им просто завидовали.
Пялиться было как-то неприлично, но не бросать косые взгляды в сторону Маллен просто не мог. Футболку согласно приказу он снимал скорее на автомате, на стул усаживался тоже. Изначально ему казалось, что довериться Клэр будет сложно, если вообще возможно. В конце концов, он знал ее поверхностно, а сам был все еще Клэйвеллом, хоть и бежавшим. Даже если отбросить вариант с возможной подставой, всегда был шанс того, что Клэр окажется недостаточно компетентна или недостаточно аккуратна. Однако, наблюдая за тем, с какой уверенностью Сэлисбури берет в руки инструменты, как спокойно держится, все сомнения Маллена отпали. Ее прикосновение было скорее ободряющим, и к тому моменту, когда перо коснулось кожи, Лен успел почти полностью расслабиться. Он мог плохо обращаться с рунами, но теорию знал на «отлично», - они не терпели резких вспышек Дара, а напряжение чувствовали чуть ли не лучше эмпатов. Поэтому если Маллен хотел добиться действительно эффективного результата, стоило отбросить все тревожные мысли хотя бы на время.
Прикосновение пера чуть-чуть жгло, но эта легкая боль была даже успокаивающей. Лен и сам не заметил, как прикрыл глаза, убаюканный мерной пульсацией чужого Дара, а потому вопрос Клэр застал его врасплох. Маллен медленно выдохнул, распрямляя напрягшиеся было плечи, и долго не отвечал, благо из-за спины Сэлисбури все равно не видела его лица.
- Спасибо, - спустя некоторое время глухо ответил Лен. И затем неуверенно прибавил: - Взаимно.
Подумать только, а ведь у них с Клэр было гораздо больше общего, чем казалось поначалу. Одна только утрата родителей стоила многого, - это означало, что, как минимум, у них один враг. Чем не повод для дружбы? Если, конечно, исключить тот факт, что родная сестра Маллена была на первом месте в списке подозреваемых в убийстве Совета.
Вздохнув, он, постаравшись придать голосу беспечности, поинтересовался:
- Каково это – быть во главе клана? Помимо того, что тяжело и ужасно скучно.
Обычно насмешливая интонация на этот раз вышла какой-то натянутой, скорее горькой, нежели действительно смешной. Но, собственно, повода для шуток, в общем-то, не было. Да и спрашивал Маллен не столько из праздного любопытства или желания поддержать разговор, сколько из действительного интереса. Кто знает, где потом еще ему могут пригодиться подобные знания.

+1

12

Нет, чтобы знать о чужих эмоциях, эмпатия вовсе не была обязательной, достаточно было наблюдательности к деталям, только и всего. Клэр задумывалась иногда, насколько собственный Дар позволял ей быть внимательнее к людям – где кончался он и начиналась обычная человеческая интуиция, но обычно предпочитала не углубляться в неприятные для себя темы. Обычно хватало привычной уже тяжести защитного амулета на шее, чтобы убедить себя и в «нормальности», и в ограждённости от воздействия извне. Сегодня это отчего-то бросалось в глаза, возможно потому, что все собственные чувства были напряжены до предела, настороженные в присутствии Клэйвелла.
А, может, действительно не обязательно было видеть лица человека, чтобы понять, что он думает.
Маллен заметно напрягся, стоило ей заговорить о событиях в Салеме – о его родителях. С её стороны это чувствовалось физически и, в общем-то, было понятно. Наверно. Клэр тихонько вздохнула, постаралась сосредоточиться на работе, приняв чужое молчание за нежелание говорить на эту тему. Ей даже пришлось остановиться на некоторое время, послав в сторону Клэйвелла едва ощутимую успокаивающую волну во избежание вспышки его Дара, которая могла бы свести на нет весь рисунок. Сама она всегда старалась избежать подобных разговоров по мере возможности, потому реакцию его в чём-то всё же понимала – другое дело, будучи новой главой клана и проведя последние пару месяцев в постоянных обсуждениях и беседах, и разговорах, вынуждена была поддерживать любой из них. Впрочем, ответа от Маллена Клэр и не ждала – потому услышав его, удивилась. Это было действительно странно.
Она замерла на мгновение и медленно кивнула, не особенно озаботившись тем, заметит ли собеседник.
Паршивая, паршивая причина найти общий язык. Цепляться за неё не хотелось совершенно – не для того сказанное было сказано – как, собственно, и находить этот самый общий язык теперь, когда обстоятельства, столкнувшие вместе, сложились именно так. Клэр задумалась о том, что это, по сути, был первый их с Малленом нормальный разговор за всё то время, что они друг друга знали (вряд ли его можно было назвать нормальным, но контекст, пожалуй, накладывал свой отпечаток), а ведь знакомы они были давно. Все эти собрания семей Четвёрки, празднования, посвящённые очередному количеству лет со дня воцарения мира – очередного – после Сумрачной войны. Дети героев одного поколения, первого после, хотя, по правде, сейчас Клэр понимала, что Маллен и Мередит всегда казались чем-то обособленным, отдельным. Впрочем, уж с кем, а с Мередит всё было ясно и без того. В итоге же единственным пересечением их мира стала Рори – лучшие её друзья, более или менее полноценно сказавшие друг другу пару связных фраз лишь после того, как… Случилось всё то, что случилось. Ирония показалась Клэр даже забавной.
Дар мерно гудел приятным теплом в пальцах, растекался привычной волной силы и покоя, дыхание выровнялось – это было похоже на транс своего рода, внутренняя гармония с Духом. Клэр любила когда-то наблюдать за матерью в этом состоянии. Она перехватила удобнее перо и, завершив особенно сложную линию, прошептала пару слов на латыни - так дуют на свежую краску, после чего остановилась, чтобы размять затёкшее запястье.
И ответить.
- Тебе в детстве когда-нибудь снился этот дурацкий сон, что ты пытаешься ответить на уроке, но не можешь вымолвить ни слова? А потом оказывается, что на тебе нет одежды, и ты голый перед целым классом, – в смехе Клэр было мало улыбки, но и горечи, что она услышала в словах Маллена, в ответе её тоже не прозвучало. – Вот так же, только постоянно и без единого шанса хотя бы натянуть штаны.
И с мёртвыми родителями.
Пауза не затянулась надолго.
- Ты действительно хочешь вернуться в клан?
Тон этого разговора настолько отличался от того первого, что Клэр охватило странное ощущение одновременной правильности и нелепости его. И всё же только благодаря этому она почувствовала вдруг себя увереннее и спокойнее, дело было не только в магии. Не потому что перестала бояться или подозревать – относиться к Клэйвеллу лучше. Потому что как раз сейчас определилась с тем, что чувствует, разобравшись, наконец, со всеми сомнениями относительно ситуации в целом. Она помогала Рори, не ему. Он не был злодеем, но был убийцей – не хладнокровным и раскаявшимся, с вескими причинами скрыться, иначе она бы и пальцем не пошевелила, но нисколько не искупившим вины. И он был частью её прошлого в чём-то, человеком, разделившим то же горе, что и её семья.
Она действительно сочувствовала ему. Но простить не могла.
Клэр окинула взглядом почти готовый рунный рисунок и в последний момент поставила следующую точку совсем не в том месте, где она была на чертеже.

офф

Я готова писать закруглительный пост)

Отредактировано Claire Salisbury (2014-10-08 00:29:18)

0


Вы здесь » TSS: ASUNDER » СЮЖЕТНЫЕ ЭПИЗОДЫ » [055] escaping the fate


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC