[048] what the hell - Raelyn Liddell
[055] escaping the fate - Mallen Clavell
[065] о старых долгах и новых связях - Claire Salisbury
[067] we are who we are - Gabriel Karstark
[068] a candle at my chest - Nathan Nightwing
[082] одному и топиться идти скучно - Mallen Clavell
[090] the whispering ghosts - Meredith Clavell
[091] отцы и дети - Vladislaus L. Drake
[092] chapped and faded - Lucas Astern
[095] о башмаках и сургуче, капусте, королях - Samuel Lostman
[096] wisdom and justice - Claire Salisbury
[097] awake and undead - Samuel Nightwing
[098] dark days - Evan Justice
[099] never let me go - Michael Rightmance
[100] even gods do - Hannah Targaryen
[101] in all my dreams i drown - Anabel Frost
[102] i should rise and you should not - Meredith Clavell
[103] what must we do to restore - Demona Ivys
[104] the choice - Dustin Born
[105] those who loyal - Jude Graywater
[107] rescue me - Gabriel Karstark
[108] посторонним в. - Mirtha Vacietis
[109] give me back my broken night - Mallen Clavell
[110] зачем нужны старшие братья - Samuel Lostman
[111] в чернильности ночи ужас обнимет лапой - Lucas Astern
[113] в траве скрывается змея - Daniel DeWitt
[115] я возьму покоя кристалл и слеплю из него звезду - Regina Knowland
[116] всадники - золотые ручки - Balthasar Harrenhal
[117] oh sister - Charles Blackwood
[118] кровные узы - Nathaniel McRae
[119] the heart of the desert - Nick Frost Jr.
[120] let's scare death - Evangeline Kelferey
[121] there will come a time and i will look in your eyes - Nathaniel McRae
[122] forget this dreadful - Anabel Frost
[124] to unite as one - Aurora Nightwing
[126] if you only knew - Antony Strider
[127] say something - Antony Strider
[128] where did you put the gun? - Jacqueline Ripley
[129] do u wanna fly? - Hannah Targaryen
[130] куда приводят мечты - Ilse Hartmanis
[131] we show no mercy - Nathan Nightwing
[132] emotional explosion of fire - Saraphina Clavell
[133] семья - не список кто кого родил - Nick Frost Jr.
[134] никакой матери, кроме божьей, в храме не упоминается - Aaron Gideon
[135] catch me if you can - Mirtha Vacietis
[136] послушай, остановись, пока не поздно! - Balthasar Harrenhal

время в игре: апрель-май 2043-го года
30 лет спокойствия Изнанки предсказуемо обернулись очередным кровавым кошмаром. И если события 2013-го года были сравнимы локальной катастрофе в масштабах одного города, то сейчас, в 2043-ем году, в изнаночный конфликт оказывается вовлечены все Соединенные Штаты. С одной стороны – Альянс – объединение крупнейших демонических группировок, где главенствующая позиция отводится Омикрону – фракции, контролирующей Лос-Анджелес. С другой стороны, - изрядно поредевшие в ходе череды несчастий ведьминские кланы, решившие объединиться, чтобы дать отпор многочисленным неприятелям. И с третьей стороны, - Орден стражей и Арканум, действующие по указке архангела Эвана и стремящиеся под корень изничтожить всех нарушителей спокойствия и привести Изнанку в полагающийся ей порядок. Не стоит ждать войны, - она уже идет. Пришло время выбирать, кому быть верным, с кем заключать союзы, а с кем враждовать, потому что в этой борьбе вряд ли возможны компромиссы. И если ты думаешь, что у этой истории может быть счастливый конец, то ты невнимательно слушал. ©

TSS: ASUNDER

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TSS: ASUNDER » ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » [065] о старых долгах и новых связях


[065] о старых долгах и новых связях

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

О старых долгах и новых связях.
Тип: личный эпизод.
Дата: 13 марта 2014 года. Ближе к вечеру.
Место: автовокзал в Хейстигсе, штат Миннесота.
Участники:
Claire Salisbury
Gabriel Karstark

Когда-то у Габриэля были весьма тесные отношения с Аластором Блумом. Тесные настолько, что у них даже было общее чрезвычайно важное дело. Ищущий пропавших ангелов Карстарк решил обратиться за помощью к тому, для кого поиски - специализация, и не прогадал, когда Аластор действительно нашел зацепку. Вот только сообщить он ее перед своей трагической смертью не успел. И спустя некоторое время, когда Габриэль потерял всякую надежду найти своих подопечных, с ним связывается дочка мистера Блума, удачно нашедшая отцовские заметки.

0

2

+

Внешний вид, с собой сумка с папкой отца, документами, пятьдесят баксов, планшет и амулет, экранирующий собственную эмпатию.

Аластор Блум был мировым мужиком. Странным, наивным иногда не в меру и лысым, как коленка китайской школьницы, но воистину мировым – уж в этом Клэр не сомневалась никогда, и дело было даже не в том, что мужик этот приходился ей отцом. Тоже кстати лучшим в мире. Ведь, может, Кларисса Сэлисбури и не могла похвастать учёной степенью или высоким IQ, но она умела видеть людей, а вокруг отца люди были всегда – приятели, друзья, близкие, члены семьи, коллеги, заказчики, девочкой она вообще думала, что он знает каждого в городе – и люди эти так или иначе симпатизировали ему, уважали, любили его. По-разному, быть может, и по-своему, но даже враги (они, конечно, тоже были, как-то раз отец рассказал маленькой Клэр, что не бывает врагов только у людей, кто не имеет собственного мнения или врёт о нём, а одно явно хуже другого) – даже они относились к Блуму особенно. Он умел расположить к себе. Он был человеком чести, огромного сердца и редкой помеси тонкого ума и толстого чувства юмора. А ещё пах чаем, магией и немножко, если принюхаться к широким, истёртым временем и работой ладоням – машинным маслом. Клэр обожала этот запах, всегда ассоциируя его с домом.
Ей ужасно не хватало отца.
Первое время после смерти родителей она проводила все ночи в гараже, просто сидя в салоне Демона, отцовского доджа, предмета его гордости и маминых нескончаемых шуток. Не спала даже толком – садилась на пассажирское место, реже за руль, и запирала себя в воспоминаниях: шёпоте обивки, ощущениях металла и истрёпанной кожи и свежей, но едва заметной уже полироли – знакомых до физической почти боли. Вон то пятно, маленькое и тёмное в форме полумесяца – не приглядишься, не заметишь – она прожгла, когда ей было шестнадцать. Папа не разрешал ей брать Демона, но тогда она попыталась это сделать, как только он укатил из города по работе, и, конечно, наткнулась на охранную руну – не сильную, но обидную, после чего ещё год  прятала чёртов ожог на приборной доске, подкладывая расшитые салфетки и декоративные коврики в отцовский салон под любым удобным предлогом. Даже вышивать научилась по случаю. А он всё знал, мама потом рассказала: руна-то не так проста была и догорела по ниточке до хозяина. Знал и делал вид, что верит. В этом был весь отец.
Можно понять, почему рабочие бумаги, неаккуратными (на первый взгляд – на деле всё подчинялось, конечно, своеобразной и странной, но выверенной системе) стопками заполонившие один из стеллажей Кабинета, Клэр не хотела трогать до последнего. Что за последнего такого она ждала – тот ещё был вопрос, но в итоге прошло больше месяца, прежде чем она собралась с силами и полезла их разбирать. И то лишь для того, чтобы отвлечься от дум, куда более тяжких. Наследие, Тень, убийца Монтгомери. Так что набитые туго папки здорово отвлекли – с бумагой ещё, по старинке, как положено ведьмаку, ухмылялся было Аластор (Клэр очень живо представила себе) добродушно и хитро, будто знал что-то особенное о связи бумаги и магии, а не просто обожал писать руками – с ярлыками и перекрёстными ссылками, фотографиями и скупыми подписями мелким округлым почерком. Информации казалось много, но вся она была предельно лаконична и абсолютно бесполезна любому, кто не понимал хоть немного в делах и системе их документирования Аластора Блума. Клэр не особенно понимала, но ей это не понадобилось: большая часть папок была аккуратно проштампована гордым «Завершено», и лишь одна, самая тонкая, но измусоленная – с неясной фотографией, столбиком перечёрканных цифр и имён и тонким конвертом – в итоге составила главную загадку. В записке, приколотой к конверту, крупными буквами значилось «Позвонить Габриэлю Карстарку. СРОЧНО!», после чего шёл телефонный номер (код штата или оператора Клэр не узнала), внутри же оказался ключ с ярлыком камер хранения хейстигского автовокзала. Последнее незавершённое дело отца? Это могло быть интересным. Важным даже.
Наверно, раньше Клэр бы и не подумала вот так просто набрать чужой номер и, представившись, а после скупо объяснив причину звонка, назначить встречу. На следующий день должен был явиться Маллен Клэйвелл – что ж, хороший повод проветрить голову и отвлечься, заодно помочь отцу и его последнему клиенту.
Сказать о смерти его, правда, она так и не смогла. Язык не повернулся. Не по телефону.
Но когда нужно завела Демона – впервые после – и в назначенное время ждала ровно перед упомянутой в коротком разговоре информационной будкой. На автовокзале Хейстига.

Отредактировано Claire Salisbury (2014-04-26 18:41:49)

+1

3

Внешний вид.

Изнанка получила свое название не даром. Дело было даже не столько в том, что все представления о человечестве переворачивались с ног на голову. А в том, что все людские законы морали здесь искажались до неузнаваемости и выворачивались наизнанку. По крайней мере, такой точки зрения придерживался Габриэль.
Он помнил те далекие времена, когда не было разницы между обычным миром и миром изнаночным, когда все было едино. Но это было так давно, что уже казалось неправдой, почти что сном. В той, придуманной реальности не случалось никаких бед и несчастий, а смерть – смерть была благом - своевременным, пришедшим, чтобы забрать отживших свое в лучший мир, куда-то под бок к Всевышнему.
Этот мир давно канул в Лету, потому как в нем не могло свершиться что-то настолько несправедливое, как кровожадное и беспощадное убийство Совета. Габриэля не волновали политические перипетии и возможные причины, стоящие за этим преступлением. То есть волновали, конечно, но в последнюю очередь. В салемской резне он видел не продуманный план, а смерть хороших людей. Людей, у которых были семьи, которые были родителями и детьми, братьями и сестрами. Людей, которые еще не успели отжить свое и которые еще столько бы могли сделать. Отбирать их жизни столь рано было не просто жестоко, - это было несправедливо. А что больше всего Габриэль не мог терпеть, так это попрание справедливости.
Горечь ухудшало еще и то, что многих из присутствовавших тогда в Салеме Габриэль знал лично. Кого-то – знал давно и очень тесно, кого-то мог даже называть другом. Вести о резне пришли почти сразу, как об этом узнали сами ведьмы, - ангельская сеть работала быстро и без перебоев. Услышав новости, Карстарк сперва не поверил своим ушам. Столь внезапная и ужасная смерть казалась нелепицей, но оттого ее правдивость, к несчастью, не уменьшалась. Габриэль закрывал глаза, и перед мысленным взором проносились лица погибших, - Дрейк и Саманта Монтгомери, Гаррет Клэйвелл и Кристен Тессел, Фрэнсис Сэлисбури и Аластор Блум. Еще больнее было при мысли о том, что у всех них остались дети, - у кого еще даже не успевшие толком повзрослеть. И представить было тяжело, каково приходилось им, - разом потерявшим родных и вынужденных садиться на еще не успевшее остыть место главы клана. Да, их учили, их готовили к этому, но никто не ожидал, что срок придет так скоро и так внезапно.
Первой мыслью Габриэля было броситься к Николасу и просить, умолять его вернуть хотя бы по одному члену каждого клана, чтобы они поддержали своих детей, помогли им пойти по верному пути и не поддаться всепоглощающему горю, от которого они могли натворить ужасных дел. Но нет, это было бы некстати. В конце концов, помимо самих наследников в кланах было много ведьм, и опытных, и мудрых, и готовых помочь своей семье. Да к тому же, возвращение людей в качестве ангелов было своеобразным издевательством, и вид родных мог принести ведьмам и ведьмакам только больше боли и страданий.
Поэтому все, что мог Габриэль, это остаться в стороне и понемногу содействовать расследованию и поискам убийц. Не потому что это был приказ свыше, а просто потому, что надо было восстановить справедливость и воздать виновным по их грехам.
Неожиданный звонок застал Габриэля врасплох. Он никак не ожидал, что юная Клэр Сэлисбури сама захочет с ним встречи, потому как не видел для того причин. Ничего толком объяснять Кларисса не стала, чем еще больше разожгла любопытство в Карстарке. Впрочем, скупого «Это по делу отца» было достаточно, чтобы Габриэль едва ли не в тот же момент сорвался с места.
Клэр ждала его в назначенном месте и в назначенное время. Не желая оттягивать момент истины, Габриэль направился прямиком к ней, едва только появился в небольшой безлюдной подворотне, прямиком из Сан-Франциско.
- Клэр, добрый вечер, - предельно вежливо начал ангел, остановившись напротив девушки и протягивая ладонь для рукопожатия. – Габриэль Карстарк, деловой партнер вашего отца. – Нахмурившись, он сумрачно добавил: - Сожалею о вашей утрате. Аластор был… очень хорошим человеком.
Все это казалось так нелепо и так некстати, потому как выразить словами всю горечь Габриэль не мог, но промолчать было бы неучтиво. Да и не мог он молчать, когда другим было плохо, вот только даже самыми велеречивыми фразами не уймешь горя и не возместишь потери.

+1

4

По правде, Клэр не очень умела планировать что-то наперёд, и сейчас явилась на встречу с без определённой схемы, действуя скорее по наитию, чем действительно понимая, что делать нужно. Хорошо это было или плохо не сказала бы даже она, но одна, по крайней мере, проблема, о которой точно стоило подумать заранее, всплыла, стоило незнакомцу появиться в назначенном месте.
- Добрый вечер, - Клэр напряглась, замерла и, склонив по-птичьи голову, глянула на протянутую ей ладонь. Как неловко-то. – Габриэль Карстарк, деловой партнёр вашего отца. Сожалею о вашей утрате. Аластор был… очень хорошим человеком.
Выглядел мужчина как-то очень искренне и вполне безобидно, что, конечно, ещё не означало ни того, ни другого. Клэр попыталась вспомнить, встречала ли мистера Картстарка ранее – в доме или в каких-то из поездок отца, куда он соглашался брать дочь с собой, но так и не сумела восстановить в памяти чужое лицо. Не знакомы, стало быть.
- Здравствуйте, - ответила девушка, но руку так и не подала. Упоминание о смерти отца отозвалось облегчением, горьким и болезненным до сих пор. Что же, по крайней мере, ей не придётся сообщать дурных вестей. – Спасибо за ваши соболезнования.
Она замялась на мгновение и отвела назад сумку через плечо, так и не отрывая внимательного взгляда.
Не сочтите за грубость, но не могли бы вы показать мне какие-то документы, подтверждающие, что именно вы Габриэль Карстарк? Что-то, что убедило бы меня, что вы работали с отцом.
Быть может, и не документы вовсе.
Ей было неудобно проявлять к незнакомцу такую невежливость, но когда речь шла об отцовской работе, осторожность вряд ли была лишней. Клэр улыбнулась неловко и пожала плечами:
- Извините.
Она успела сделать некоторые выводы: о том, например, насколько быстро мужчина согласился на встречу (сейчас, стоя перед ней, он казался даже запыхавшимся, но это могло быть виной её собственного воображения), что означало важность оставленной отцом информации – важность, по крайней мере, для него. Разгадывать этот факт она пока не взялась, но отметила про себя. Что же касалось незнакомца, голос был очень похож на тот, что прозвучал в телефонной трубке в ответ на звонок по найденному в отцовских бумагах (а значит оставленному самим отцом) номеру, но это вряд ли было гарантом нужной ей личности.
Что именно тем самым гарантом было, Клэр не сказала бы и сама, вздумай бы даже кто-то спросить. Оставалось надеяться на пресловутую интуицию и способность почуять нужным местом, правду ли сказал (и скажет после) её новоявленный собеседник. О том, что могло случиться, окажись перед ней самозванец, Клэр решила не думать.
Проблемы по мере поступления.

Отредактировано Claire Salisbury (2014-05-02 00:25:38)

+1

5

Габриэль был привычен к тому, что его опасались. Не боялись, - внешний вид и умение состроить наиболее безобидное лицо обычно играли ему на руку, но опасение было всегда. Видимо, в нынешнем мире совершенно никому не верили, и добросердечие незнакомца казалось выдумкой и непременным обманом. Впрочем, Клэр можно было понять. Ей, потерявшей разом обоих родителей и взвалившей на свои плечи ответственность за целый клан, приходилось быть максимально осторожной. Она и так сильно рисковала, приходя на встречу одна, и Габриэль не требовал от нее безоговорочного и мгновенного доверия.
Опустив ладонь, Карстарк усмехнулся. Документы? Как много в нынешнем мире значили документы? Даже не будь Габриэль самим собой, он вполне мог подделать обыкновенные бумаги, выдать одного человека за другого. На счастье, у него под рукой оказалось кое-что полезней каких-то документов.
Их с Аластором исследования не успели зайти особо далеко. Хотя бы потому что они чаще всего банально упирались в тупик. Дело было определенно замысловатым, иначе Николас не поручил бы его Габриэлю. Да последний и сам уже не на шутку был обеспокоен внезапными пропажами ангелов и намеревался выяснить их причину. Помощь ведьмака казалась самой логичной. Еще бы лучше подошел ведьмачий круг, но Габриэль толком не знал, с чем имел дело, и вовлекать в, скорее всего, опасное дело целое сборище ведьм могло быть совершенной глупостью. Они с Аластором договорились на первых порах действовать вдвоем, а потом, при необходимости, привлечь к поискам других ведьм и ведьмаков, а также прочих ангелов, добровольно согласившихся бы помогать.
Работа честно делилась пополам, - Аластор выстраивал теории, искал методы и способы, а Габриэль пытался претворять их в жизнь. Как правило, неудачно, после чего они оба возвращались на исходную позицию. В основу своих исследований Аластор положил распространенный среди ведьм поисковый ритуал, и его вариаций уже было перепробовано несметное количество. Все они неизменно завершались провалом.
Перед смертью Аластор успел оставить нечто вроде проекта нового плана. Он был сырой и явно недоработанный, но многообещающий уже на первых этапах. Правда, воплотить его так и не получилось. От этого плана у Габриэля остался только на скорую руку набросанный рунический чертеж, который был настолько запутанным и сложным, что даже Карстарк с его многотысячелетним опытом не мог в нем разобраться. Ему, как бывшему ведьмаку, а ныне ангелу, большую часть времени посвящавшему всему ведьминскому, обычно без особых трудностей удавалось разбираться в теории ведьмовских школ. Применять на практике он свои знания, конечно, не мог, но это не мешало ему быть хорошим теоретиком. Впрочем, чтобы разбирать схемы Аластора надо было быть, по-видимому, настоящим специалистом, потому что понять их Габриэль был не в силах. Разбирал отдельные символы и руны, но вместе картина упорно не складывалась. А кто мог быть более эффективным помощником в этом деле, как не дочь самого Аластора и наследница клана Сэлисбури, специализирующегося на руническом письме? Карстарк искренне считал, что никто. Дело было за малым – завоевать ее доверие.
- Мы с вашим отцом работали по делу, которое мне поручило мое начальство, - издалека начал он, одновременно залезая во внутренний карман пиджака. – Аластор помогал мне расследовать необъяснимые исчезновения ангелов.
Достав небольшой бумажный конверт, Габриэль протянул его Клэр. Внутри были те самые схемы, что оставил ему Аластор и в которых сам Карстарк не мог разобраться. Это, конечно, было далеко не самой верной гарантией, но лучшего доказательства он предоставить сейчас бы не смог.
- Могу показать водительское удостоверение, но я бы не стал ему верить, на документах вечно неправильно указывают мой возраст, - со слабой улыбкой добавил ангел.

Отредактировано Gabriel Karstark (2014-05-06 17:37:32)

+1

6

- Вы… ангел? – почти шёпотом спросила тут же Клэр, склонившись ближе и едва удержавшись, чтобы не ткнуть по-детски в нового знакомого пальцем. Она никогда прежде не встречала ангелов, хотя слышала о том, что они живут среди людей и ведьм. Выглядела она сейчас наверняка, как маленькая девочка рядом с настоящим Санта Клаусом, а потому, осознав, смутилась и выхватила из чужих рук бумаги, тут же направив всё своё внимание на чертежи и кося любопытным глазом лишь чуть-чуть, между прочим.
Любопытно ведь было.
- Да, - протянула она. Стоило вникнуть в документы на её руках, все остальные раздражители потеряли интерес. – Это расчёты отца, я узнаю его почерк.
Знакомые округлый почерк, мелкий и будто прыгавший из угла в угол, экономя место под рунные схемы – они были размашистыми и чёткими, выверенными детально, вычерченными твёрдой и уверенной рукой. Клэр с нежностью погладила бумагу, едва касаясь рисунка кончиками пальцев. Это чувство, когда ты встречаешь то, что осталось после отца, где-то ещё, у других людей, было для неё новым, неповторимым в своей смеси горькой тоски и столь же горькой гордости.
Внимание к деталям и сути того, что было изображено, сфокусировалось не сразу. Клэр позволила себе насладиться моментом, но взгляд почти сразу зацепился за связку знакомых рун – знакомых, но не встречавшихся ей ранее в паре. Девушка пригляделась и принялась разбирать начертанное.
- Вы расследовали исчезновения ангелов? – переспросила Клэр, не отрываясь от бумаг. На Габриэля она не посмотрела даже – всем её вниманием владела последняя работа отца. Личность его последнего напарника она уже приняла – почти на веру, но отчасти сработав пресловутым чутьём. Клэр двинулась к ближайшим сидячим местам – пластиковые сидушки для ожидающих удобством не отличались, но позволили сложить рядом вещи и углубиться в чтение. Следующие десять минут от неё доносилось лишь неразборчивое бормотание.
- Но ведь это лишь сырой набросок, - вынесла она, наконец, вердикт, подняв глаза. Звучала Клэр почти возмущённо: то, что лежало перед ней, было действительно интересной идеей, но, насколько она могла судить, скорее идеей, чем её реализацией. Вообще схема была очень сложной, и из-за чужого авторства полное её понимание требовало кропотливого разбирательства ещё на несколько часов, так что вывод был довольно поверхностным. И всё-таки Клэр часто работала с отцом, так что его стиль знала. И потом, будь она доведена до ума, в этой встрече не было бы смысла, не так ли? – Я могу ошибаться, но всё это бесполезно без дальнейшего решения.
Тут, поняла она, в игру вступало отцовское «наследие» - то, что он оставил после себя, спрятав в той самой ячейке на этом самом вокзале. Клэр смерила ангела цепким девичьим взглядом и кивнула:
- Он оставил вам ключ, - она встала и двинулась в сторону стойки информации. – Камеры хранения в соседнем зале – думаю, он подойдёт к одной из них, номер указан на ярлыке.
Клэр наклонилась к служащему и, перекинувшись с ним парой сдобренных улыбкой слов, забрала у того небольшой конверт.
- Вдруг вы оказались бы не вы, - пожала плечами она, протягивая конверт. – Не могла же я носить его с собой.
Забрать его Габриэль, правда, сразу не смог: держала Клэр крепко, словно не желая расставаться с ключом. Она заставила себя разжать пальцы и посмотрела на ангела нерешительно. Кажется, здесь её обязанности курьера заканчивались, но… А, к чёртовой матери всё это.
- Мистер Карстарк, Габриэль, - начала она. – Могу я посмотреть, что оставил вам отец?

Отредактировано Claire Salisbury (2014-05-12 01:41:47)

+1

7

Сохранение существования Изнанки в тайне всегда было определенным пунктиком у ее обитателей. Габриэль примерно представлял себе, почему, - чтобы обезопасить и простых смертных, и бессмертных. Зачем же от обитателей Изнанки скрывать факт существования ангелов, он не понимал до сих. Да, после 2013-го это не было такой уж страшной тайной, но появлению крылатого воинства или хотя бы его упоминанию до сих пор удивлялись, как будто с запозданием вспоминая «Ах да, они же и правда существуют». В том, что существование демонов было общеизвестным фактом, а ангелов – нет, была даже своеобразная ирония. Мысль была почти что философской, и Габриэль сделал себе мысленную зарубку потом обо всем этом подумать как следует, - а ну никак родится очередное произведение. Пока же можно было улыбнуться реакции Клэр, которая, казалось, едва сдерживала желание пощупать диковинное создание, чтобы убедиться в его реальности.
Но внимание ведьмы быстро переключилось с ангела на чертежи в ее руках. Карстарк не мог не заметить того, с какой тоской Клэр на них смотрела, как проводила рукой по явно знакомому почерку. Гейб мгновенно ощутил укол вины, - не стоило, наверное, приходить так рано после смерти Аластора и тревожить его дочь, тяжело переживавшую потерю, лишними напоминаниями. Но взгляд Клэр довольно быстро из тоскливого стал сосредоточенным, и Габриэль догадался, что она вникла в смысл начертанного и принялась в нем разбираться.
- Все верно, - отозвался он в ответ на вопрос ведьмы, следуя за ней к сиденьям и следя, чтобы не отрывавшуюся от чертежей девушку ненароком не снесли сновавшие мимо прохожие. – Исчезали они довольно давно, но в последнее время количество исчезновений возросло, и мой, так скажем, босс этим крайне сильно взволнован.
С трудом подавив в себе желание заглянуть Клэр через плечо, Габриэль принялся ждать. В конце концов, оставленные Аластором чертежи он видел уже не раз, но юная Сэлисбури, похоже, разглядела в них куда больше, чем сам Карстарк. Видимо, не зря она была дочерью своего отца.  Озвученный вердикт, откровенно говоря, Габриэля разочаровал. В общем-то, чего он ожидал, что Аластор успел оставить полноценный ключ к разгадке исчезновений ангелов? Это было бы слишком просто. Но все же Карстарк до последнего надеялся, что просто чего-то не увидел сам. Возможно, того, что было бы очевидно для Клэр, но, как выяснилось, таковым не оказалось.
Впрочем, Сэлисбури тут же переключилась на причину их сегодняшней встречи, и Габриэль обратился в слух. И тут она оказалась весьма предупредительна и осторожна, - Карстарк не мог не оценить этого, поэтому только улыбнулся, покачав головой. Конверт, в котором, предположительно был ключ, Клэр отдавала на редкость неохотно. Гейб уже хотел было вопросительно вскинуть брови, но ведьма и сама озвучила свои мысли. Ее нерешительность его даже развеселила.
- Можете ли? Шутите? Я настаиваю, чтобы вы взглянули на то, что находится в ячейке. Подозреваю, что в оставленном Аластором подарке я буду разбирать ничуть ни лучше, чем в этих схемах. – Направляясь к ячейкам, Габриэль почти беззаботно добавил: - И, может быть, перейдем на «ты»? А то мне, право, даже как-то неловко.
Ячейка оказалась самой простой, ничем неприметной. Карстарк не знал, чего ожидал, - может быть, защитных рун или хоть какого-то знака отличия, но, видимо, Аластор доверял своей дочери достаточно, чтобы знать – его наследие не попадет в чужие руки. Габриэль открывал железную дверцу почти с каким-то благоговением, и внутри предсказуемо увидел еще один конверт. В нем что-то странно гремело, и, заглянув внутрь, ангел обнаружил нечто вроде амулета: небольшой кусок горного хрусталя на тонкой цепочке. В чем его назначение, Габриэль не имел ни малейшего понятия, потому как не ощущал его энергетики вовсе. Протянув амулет Клэр, Карстарк достал вторую часть содержимого конверта, развернул бумажный листок, узнавая уже знакомый почерк и едва сдержал разочарованный стон.
- Ты надо мной издеваешься, - пробормотал он, обращаясь к уже усопшему Аластору. На листке был очередной рунный чертеж.

Офф

Предположительно, эти два чертежа сопоставляются друг с другом и получается законченная схема для поискового ритуала, в котором используется амулет. Гейб этого знать не может, естественно) Но, впрочем, если есть идеи, можно и как-нибудь по-другому раскрутить)

+1

8

По правде, Клэр и не ждала много: в записке было сказано «Связаться срочно», но и только – наверняка это означало, что роль её была пусть важна, невелика совсем и ограничивалась одной лишь доставкой «наследства». Другое дело, вся та смесь из любопытства и научного почти интереса, болезненной тоски и отчаянного желания причаститься к последнему делу отца – всё это клубилось в ней, конечно, искало в нетерпении выход, от этого никуда было не деться. И всё-таки, подумав, девушка решила, что так оно и лучше будет – зачем лишний раз себя дразнить. Мало ей разве было напоминаний? Да и не до того было сейчас – совсем, совсем не до того.
Наверно, потому Клэр так сильно удивилась, услышав ответ.
Хлопнула глазами коротко и удивлённо, по-дурацки совершенно, да сжалась как-то от накатившего смущения. Что бы ни случалось, Клэр всегда умела видеть добро, она действительно была оптимисткой, удивительно жизнелюбивой, и всё-таки то, как начался этот год стало для неё настоящим испытанием, и последние дни сказались особенно сильно. Вот только сейчас в этом старом помещении автовокзала, нелепом и людном, получить от незнакомца, чужого совершенно человека, шаг навстречу отчего-то казалось… завораживающим.
Конечно, он преследовал собственные цели, напомнила себе тут же Клэр. Она была нужна ему, чтобы расшифровать отцовские схемы, более того, нужна была позарез – теперь это действительно могла сделать только она. И всё-таки сыграло, наверно, девичье чувство прекрасного и отголосок чужого «Ангел», почему-то запечатлённого в памяти именно в голосе Габриэля. Девушка почувствовала в груди тепло.
Она сможет ещё немного поработать с ним. Последнее дело.
Не рвануть вперёд, обогнав новоприобретённого спутника, оказалось особенно сложным – то же коснулось попытки не заглянуть в ячейку первой, отерев мужчину плечом – сейчас, стоя бок-о-бок, они были одного роста, что делу бы только помогло. Клэр стянула с голову шапочку и заняла ей руки.
- Ну, что там?
- Ты надо мной издеваешься.
Она фыркнула нетерпеливо и, кротко досчитав про себя до трёх, всё-таки выхватила конверт из рук Габриэля. Покрутила и так, и сяк. Подумала хмуро. Подняла глаза.
- Это надолго, – нехотя протянула Клэр и оглянулась. – И здесь явно не место.
Где именно было место, девушка и сама не знала. По-хорошему, стоило выпросить схемы и документы себе, что разобраться в них спокойно дома и уже после – на свежую голову, изучив всё досконально – встретиться снова. Вот только всё это могло оказаться не так уж просто: в рунах контекст был не менее важен, чем общая схема, и самым разумным было бы сейчас расспросить Габриэля обо всём, что касалось этого дела.
Стоит ли говорить, как сильно при этом разгоралось любопытство самой Клэр.
- Кажется, я знаю одно место, где мы сможем поговорить, – шапочка деловито оказалась снова на голове. – Вы на машине приехали? Я за рулём.
Габриэль оказался «тоже». На предложение переместиться, куда надо, быстро и без лишних усилий Клэр, помедлив, ответила всё же твёрдым отказом. Ей стало по-детски интересно, по-взрослому опасливо и по-человечески жалко Демона. Потому было решено поехать на её машине.

- Это довольно близко – думаю, за полчаса доберёмся, – дорога и впрямь была не была слишком далёкой и всё-таки длилась достаточно, чтобы просто молчать стало неловко.
- А сколько вам на самом деле лет? – спросила осторожно Клэр чуть погодя, глянув искоса на пассажирское сиденье – это мучило её с самого момента знакомства. Спросила и смутилась: – Или это неприличный вопрос?
Но ответа всё равно ждала.

+

Пускай это действительно будет какое-то тайное место Клэр. Скажем, промышленная набережная Миссисипи или одного из озёр Миннеаполиса, где можно будет припарковаться и поговорить спокойно. Кругом есть народ, так что в случае чего заметят, но и обычно народ занят своим делом, так что беседе не помешают.

Отредактировано Claire Salisbury (2014-06-08 01:19:05)

+1

9

Габриэль знал, каково это – терять дорогих тебе людей. Но, к счастью или сожалению, не знал, что значит терять кровную родню. Свою мать-ведьму, не то бросившую его, не то погибшую, когда он был совсем еще младенцем, он не помнил. Ни сейчас, ни тогда, в свою человеческую бытность. Почти всю свою жизнь он был один – боялся привязывать к себе других, дабы не навлечь и на них непременно всплывшей бы правды о его Даре. Боялся не зря, потому что кончилось для Габриэля все весьма тривиально – на столбе. Правда, затем началось заново, но это уже совсем другая история.
Словом, Гейб мог себе очень смутно представить, что испытывала Клэр. Аластор не был любителем поговорить о себе или своей семьей, но внимательному наблюдателю, - коим Габриэль себя скромно считал, - не нужны были слова. Во всех репликах и поступках временного коллеги ангел читал одно: его семья ему дорога. По-видимому, семья отвечала ему тем же. Клэр была молода, - не только по ангельским меркам, но даже по человеческим, - и взвалить на себя тяжкий груз ответственности за целый клан было очень смелым, хоть и, по мнению Габриэля, отчасти рискованным поступком. С другой стороны, - иных решений сложившейся ситуации у Клэр не было. Сколько бы лет ей ни исполнилось, она была и остается наследницей клана, и она бы встала на место главы, просто вышло так, что это случилось рано, а не поздно. Возможно, будь рядом с ней хотя бы кто-нибудь из родителей, они бы оказали ей поддержку. Да нет, не «возможно», а абсолютно точно. И, может, яростное желание Клэр посодействовать Габриэлю в его поисках было всего лишь способом хоть косвенно, но ощутить присутствие отца. Ангел понимал это, и принял бы ее помощь, даже если бы она фактически не была ему нужна. Но повезло, карты легли так, что они оба могли получить своеобразную выгоду из совместной работы.
Без сопротивления отдав Клэр конверт, Габриэль наблюдал за ней с едва сдерживаемой улыбкой. Нахмурившись и сконцентрировавшись, юная Сэлисбури как никогда напоминала Аластора. Впрочем, упоминать это было бы, пожалуй, не особенно тактично. На предложение переместиться куда-нибудь в более удобное место, ангел ответил согласием. Действительно, переполненный, шумный вокзал вряд ли подходил для толковых переговоров, тем более, когда Клэр требовалась вся возможная концентрация внимания. К удивлению Габриэля, от мгновенного перемещения ведьма отказалась, и спустя некоторое время ангел обнаружил себя в чужой машине на пути к Миннеаполису. До города от Хейстигса ехать было от силы полчаса, и для Гейба это время было равносильно десятку секунд, но, по-видимому, Клэр угнетала повисшая в салоне «доджа» тишина.
Ее вопрос был прямо-таки не в бровь, а в глаз, и Габриэль растянул губы в полуулыбке, думая, как бы поизящней ответить. В конце концов, он решил, что нет ответа лучше правды.
- На момент смерти мне было… - ангел задумчиво потер висок, пытаясь вспомнить события вековой давности, - тридцать пять или тридцать четыре. А сколько фактически, на сегодняшний день, я, откровенно говоря, и не знаю. Перестал считать еще до встречи с Марией.
Более прямого намека Гейб дать не мог, и только надеялся, что его великовозрастность Клэр не испугает и не отвратит.
Машина остановилась еще на подъездах к городу, у речного побережья, и ангел, выбравшись из салона, придирчиво огляделся по старой привычке. Здесь не было безлюдно, но интуиция, которой Карстарк привык доверять, молчала, а, значит, причин для беспокойства не было.
- Есть какие-нибудь догадки, что это может быть? – спросил Габриэль, когда Клэр вышла из машины, кивая на конверт в ее руках. – Может быть, более усовершенствованная версия того чертежа, что Аластор отдал мне? Они вообще как-нибудь связаны?
На язык так и просилось еще с десяток вопросов, но Гейб с усилием заставил себя замолчать. В конце концов, из них двоих профессионалом здесь была Клэр, а потому ей решать, стоит ли строить догадки и домыслы, или лучше воздержаться от оных.

+1

10

Если честно, Клэр не ждала откровенности. Встреча была всё-таки деловой, и она не обиделась бы, реши Карстарк уклониться от ответа на дежурный и из простого девичьего любопытства, в общем-то, вопрос. Сама она не знала, стала бы откровенничать, будь на его месте – скрывать девушке было особенно нечего (когда дело касалось её самой, конечно), но и болтушкой при едва знакомых людях она не была. Потому, когда Габриэль преспокойно заговорил в ответ, с вежливым интересом прислушалась. И тут же уставилась на собеседника во все глаза, стоило мозгу переварить услышанное.
- С… С Марией? – тоном «той самой Марией?» только и смогла выдавить девушка, хлопнув для верности восприятия глазами. Это же сколько получается?.. Столько не живут, – подсказал услужливо разум, и Клэр ухватилась за безопасный для психики вариант: неопределённого «ну очень много» ей хватало вполне. Тем более сейчас ей явно не стоило отвлекаться слишком сильно: стоило девушке отвернуться от руля, машина без внимания водителя резко вильнула и едва не съехала с дороги, благо Клэр, как ни в чём не бывало, вцепилась в баранку обратно, тут же выровняв додж. – Это… много. – присвистнула она, не скрывая удивление. На автовираж она не повела и носом.
По правде, знакомство с миром Изнанки давало определённое преимущество – в таких вот, по крайней мере, ситуациях, когда обычный человек посмеялся бы, наверно, и только. Клэр знала о существах, проживших в этом мире не одно столетие, встречала их даже сама, но каждый раз понимала, знать и сталкиваться воочию – не одно и то же. Потому и не переставала поражаться этой загадке времени и жизни. Она снова скосила взгляд на попутчика: испугать он её не испугал, но всё-таки раздраконил любопытство, и Клэр теперь стало даже интересно углядеть в обычном, в общем-то, моложавом мужчине два тысячелетия опыта.
Но, видно, скрывался он неплохо. Ещё бы.
Место, куда они ехали, не заставило себя долго ждать, сначала оповестив о приближении знакомыми звуками портового побережья, а после и специфичным запахом. Романтики в нём можно было не искать – пахло здесь не столько самой рекой, сколько составлявшими район промыслами, но Клэр любила это место и находила здесь странное умиротворение, покой. Для работы самое оно.
- Так с ходу сложно сказать, – ответила она задумчиво, привычно забравшись с ногами на разогретый капот. Сумка на коленях послужила своего рода столом, ветер легко трепал прижатые к папке листы. – Чертежи связаны, это точно. Вот здесь это видно особенно – посмотрите. – Клэр съехала ближе к носу, чтобы Габриэль мог тоже заглянуть в бумаги.
Она задумчиво почесала лоб под шапкой.
- Самое странное, что ни один элемент одного чертежа не повторяет хотя бы в какой-то мере элементы другого – это исключает вероятность того, что второй рисунок – лишь следующая версия, – Клэр не знала, насколько осведомлён Карстарк в рунном ремесле, и спохватывалась не сразу, запоздало объясняя собственные слова. – С другой стороны, вот эта руна. – Девушка деловито сцапала его руку и прижала чужим пальцем один из рисунков, чтобы, не боясь ветра, достать другой и указать что-то уже в нём. – Идеально дополняет этот кусок, что странно, если учесть, что схемы составлялись… когда, вы говорите, отец отдал вам этот чертёж?
Второй был явно составлен позже – в другое время. Клэр нахмурилась и снова с головой ушла в бумаги. Общая картина начала вырисовываться, но озвучивать её девушка пока не стала. Слишком мало информации и слишком много догадок.
- Расскажите мне подробнее, что именно вы искали с отцом, – попросила она и огладила ладонями выстланные бумагой коленки. – Это очень помогло бы понять, что именно он в итоге нашёл.
Тишина здесь и впрямь умиротворяла, подумала Клэр и порадовалась про себя, что привезла их именно сюда. Так оно будет хоть чуточку, но сноснее.

Отредактировано Claire Salisbury (2014-07-05 17:37:49)

+1

11

В те давние времена, когда Габриэль еще был ведьмаком, не было особенно четкого деления на школы и ремесла. По сути, все ведьмы и ведьмаки тогда были специалистами широкого профиля, занимаясь всем понемногу. Гейб мог совершенно спокойно проводить ритуал, параллельно мастеря амулет и дописывая в личный дневник новые руны, вычитанные из потрепанной книжки какой-нибудь давно умершей коллеги. Тот факт, что нынче ведьмы предпочитали сосредоточить свое внимание на какой-то одной сфере, его не удивил и не ошарашил, -  в конце концов, ангел своими глазами наблюдал развитие некогда своей расы, в том числе, и североамериканских кланов, бравших свое начало от Раганы. Габриэль даже считал, что в этом был своеобразный смысл. Талантливые люди, конечно, талантливы во всем, но если они концентрируют свое внимание на какой-то одной области, то становятся в ней настоящими гениями.
Сэлисбури были гениями рунного дела, и даже если бы Гейб не знал этого наверняка, убедился бы сейчас, увидев Клэр за работой. Не создавалось ощущения, что она чувствует себя неловко или что подобное занятие ей в тягость. Напротив, Клэр как будто оказалась в своей родной стихии, в которой ориентировалась превосходно.
Габриэль глянул на чертежи, - ту их часть, которая должна была указать на их взаимосвязанность, - и с удивлением понял, что да, цепочка в одном чертеже заканчивалась тем, чем начиналась цепочка во втором чертеже. Сам бы Гейб, если бы и заметил это, то убил бы не меньше пары часов на тщательное изучение. Все потому что перед ним была представительница Сэлисбури? Или потому что Клэр была дочерью Аластора, интуитивно разбиравшейся в работах своего родного отца? Бог его знает.
Габриэль повнимательней пригляделся к замысловатым узорам, пытаясь рассмотреть еще что-нибудь полезное, послушно придержал рукой разлетавшиеся от ветра листки, проследил за указанным Клэр сходством. Ощущение, будто они ходят кругами вокруг очевидного ответа, его не покидало, и это раздражало и расстраивало одновременно. Аластор бы от души посмеялся над его тугодумством.
На вопрос Клэр он отвечал на автомате, увлекшись изучением рунных схем.
- Незадолго до его… - Габриэль осекся, понял, что чуть не поднял не особо уместную тему, и поспешно поправился: - В конце декабря 42-го. Аластор сразу мне сказал, что чертеж сырой, но в его эффективности он, по-видимому, не сомневался.
Ангел тяжело вздохнул, откладывая схему и отказываясь от попыток что-то в ней разглядеть, - новая часть ему абсолютно ничего не давала. Гейб часами засиживался над старой, силясь выглядеть в ней ответ на мучившие его вопросы, но безуспешно. По всему выходило, что даже с еще одной частью головоломки результат был тем же самым – нулевым.
Он помедлил, не зная, стоит ли рассказывать Клэр обо всем происходящем, - уже не столько из недоверия, сколько из нежелания подвергнуть юную главу Сэлисбури опасности. У нее и без того было сейчас достаточно проблем. Впрочем, в особые подробности Габриэль вдаваться не собирался,  а Клэр никак не сможет ему помочь, если не будет знать хотя бы основных фактов.
- Связь между архангелом и ангелом весьма своеобразна. Ее разрыв неизбежно ведет к смерти последнего, а потому для того, чтобы ее скрыть, потребовалось бы что-то действительно мощное. Ритуал, заклятие, артефакт, - что-то в таком духе. От идеи искать ангелов Аластор отказался и предложил искать не их самих, а то, что их скрывает. Правда, как далеко он ушел с этим планом, мне неизвестно, потому что я по-прежнему совершенно не понимаю этих чертежей.
Закончил Гейб уже с явным разочарованием и отчаянием. Габриэль, можно сказать, чувствовал себя обязанным Аластору за ту помощь, которую тот ему оказал. Даже если не вспоминать о невесть куда пропавших ангелах, оставлять последнее дело ведьмака незавершенным казалось неправильным.

+1


Вы здесь » TSS: ASUNDER » ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » [065] о старых долгах и новых связях


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC