[048] what the hell - Raelyn Liddell
[055] escaping the fate - Mallen Clavell
[065] о старых долгах и новых связях - Claire Salisbury
[067] we are who we are - Gabriel Karstark
[068] a candle at my chest - Nathan Nightwing
[082] одному и топиться идти скучно - Mallen Clavell
[090] the whispering ghosts - Meredith Clavell
[091] отцы и дети - Vladislaus L. Drake
[092] chapped and faded - Lucas Astern
[095] о башмаках и сургуче, капусте, королях - Samuel Lostman
[096] wisdom and justice - Claire Salisbury
[097] awake and undead - Samuel Nightwing
[098] dark days - Evan Justice
[099] never let me go - Michael Rightmance
[100] even gods do - Hannah Targaryen
[101] in all my dreams i drown - Anabel Frost
[102] i should rise and you should not - Meredith Clavell
[103] what must we do to restore - Demona Ivys
[104] the choice - Dustin Born
[105] those who loyal - Jude Graywater
[107] rescue me - Gabriel Karstark
[108] посторонним в. - Mirtha Vacietis
[109] give me back my broken night - Mallen Clavell
[110] зачем нужны старшие братья - Samuel Lostman
[111] в чернильности ночи ужас обнимет лапой - Lucas Astern
[113] в траве скрывается змея - Daniel DeWitt
[115] я возьму покоя кристалл и слеплю из него звезду - Regina Knowland
[116] всадники - золотые ручки - Balthasar Harrenhal
[117] oh sister - Charles Blackwood
[118] кровные узы - Nathaniel McRae
[119] the heart of the desert - Nick Frost Jr.
[120] let's scare death - Evangeline Kelferey
[121] there will come a time and i will look in your eyes - Nathaniel McRae
[122] forget this dreadful - Anabel Frost
[124] to unite as one - Aurora Nightwing
[126] if you only knew - Antony Strider
[127] say something - Antony Strider
[128] where did you put the gun? - Jacqueline Ripley
[129] do u wanna fly? - Hannah Targaryen
[130] куда приводят мечты - Ilse Hartmanis
[131] we show no mercy - Nathan Nightwing
[132] emotional explosion of fire - Saraphina Clavell
[133] семья - не список кто кого родил - Nick Frost Jr.
[134] никакой матери, кроме божьей, в храме не упоминается - Aaron Gideon
[135] catch me if you can - Mirtha Vacietis
[136] послушай, остановись, пока не поздно! - Balthasar Harrenhal

время в игре: апрель-май 2043-го года
30 лет спокойствия Изнанки предсказуемо обернулись очередным кровавым кошмаром. И если события 2013-го года были сравнимы локальной катастрофе в масштабах одного города, то сейчас, в 2043-ем году, в изнаночный конфликт оказывается вовлечены все Соединенные Штаты. С одной стороны – Альянс – объединение крупнейших демонических группировок, где главенствующая позиция отводится Омикрону – фракции, контролирующей Лос-Анджелес. С другой стороны, - изрядно поредевшие в ходе череды несчастий ведьминские кланы, решившие объединиться, чтобы дать отпор многочисленным неприятелям. И с третьей стороны, - Орден стражей и Арканум, действующие по указке архангела Эвана и стремящиеся под корень изничтожить всех нарушителей спокойствия и привести Изнанку в полагающийся ей порядок. Не стоит ждать войны, - она уже идет. Пришло время выбирать, кому быть верным, с кем заключать союзы, а с кем враждовать, потому что в этой борьбе вряд ли возможны компромиссы. И если ты думаешь, что у этой истории может быть счастливый конец, то ты невнимательно слушал. ©

TSS: ASUNDER

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TSS: ASUNDER » ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » [067] we are who we are


[067] we are who we are

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

We are who we are.
Тип: личный эпизод.
Дата: 16 апреля 2043 года
Место: США, Хьюстон, штаб Дельты.
Участники:
Gabriel Karstark
Demona Ivys

Ангелы - существа с обостренной совестью и вечным желанием кому-то помогать и кого-то спасать. Даже, если этот кто-то демон. Тем более, если это давно знакомый демон, попытки перевоспитать которого уже успели войти в привычку. Демоне не до нотаций - временные работодатели изъявили желание уволить ее путем усекновения головы. И на этот раз Габриэль подоспеет как раз вовремя, чтобы успеть вытащить давнюю знакомую из западни и предпринять еще одну безнадежную попытку воззвать к ее светлой стороне.

0

2

Внешний вид

Выглядит (за минусом очков и Джессики).
С собой Клинок Люцифера и swag.

Как существо вечное и бессмертное, Габриэлю редко когда не хватало на что-то времени. Ему не свойственно было торопиться, потому как спешить куда-либо он вообще считал бессмысленным. Размеренный ритм жизни подходил ему куда больше, чем головокружительный круговорот и вечные попытки наверстать упущенное, что были свойственны людям.
И все же в последнее время Карстарк все чаще и чаще ловил себя на мысли, что действует слишком медленно. И вряд ли причина здесь крылась в нем самом, скорее – в окружающем мире. Изнанка, пребывавшая в хрупком спокойствии последние тридцать лет, снова оживилась, приведенная в движение сотрясшими ее событиями. Гибель Совета, конфликт ведьм, поиски Наследия, и, как следствие, необычная активность изнаночных организаций, - все это не могло не отразиться на жизни всех сверхъестественных существ. И Габриэль не был исключением.
Его политикой была политика невмешательства или, по крайней мере, вмешательства крайне несущественного. Ввязываться в чужие интриги Карстарку не хотелось по той простой причине, что это накладывало соответствующие обязанности, а обязанности он привык исполнять. Одни долги неизбежно порождали другие, те – третьи, и эта цепочка не имела конца. В тех редких случаях, когда Габриэль позволял втянуть себя в изнаночные склоки, причина была действительно весомой. Чаще всего причину звали Люцифером, изредка – Николасом, а иногда – Анной или, как она звала себя сейчас, Демоной.
Неизвестно, что такое было в Айвис, что цепляло за живое, и по какой причине Габриэль до сих пор поддерживал с ней связь. Может, из-за того, что знал ее еще человеком, хоть и весьма поверхностно. Ответа на этот вопрос не знал даже сам Габриэль. Факт оставался фактом, - даже после обращения он продолжал странное, не поддающееся логике общение с демоном. Не то, чтобы у Карстарка были какие-либо предрассудки из-за рас, - их не было никогда, - но Анну сложно было назвать обычным демоном, потому как она не испытывала ни малейших угрызений совести, и могла убить с тем же спокойствием, с каким обычно красила ногти. Право, ее эмоциональная пассивность даже восхищала.
Он не общался с ней уже давно, слишком занятый делами. То внезапно всплывшая информация от клана Сэлисбури, то разгоравшийся конфликт ведьм, то поднявшаяся активность демонических организаций. С удивлением Габриэль был вынужден признать, что впервые за очень долгое время он был действительно занят. Оставалось только радоваться, что он не был способен на физическое истощение, не то оно бы наступило еще месяц назад.
Мысль об Анне пришла как-то неожиданно и сама. Не любивший откладывать дела в дальний ящик, Габриэль решил разобраться с возникшей идеей немедленно. В конце концов, минута промедления здесь могла быть решающей. Затея Анны связаться с Сетью Карстарку не нравилась с самого начала, а уж когда ей поручили работать на Омикрон, и вовсе попытался отговорить и хоть как-то вразумить. Как всегда, конечно, без особого результата, но Габриэль не переставал лелеять надежду, что однажды Анне просто надоест выслушивать его нотации, и она хоть раз поступит так, как он советует. Хотя, скорее, Люцифер отрастит себе рога и хвост прежде, чем это случится.
Проблема была лишь в том, что найти Анну было той еще задачкой. Уже давно Габриэль торжественно вручил ей артефакт, любезно сделанный самим Дрейком Монтгомери. С помощью небольшого колечка Карстарк мог отыскать его обладательницу в любой точке земного шара. После длительной череды шуточек в духе «я еще не готова к замужеству» и укоризненных взглядов самого Габриэля, Анна согласилась носить его, но только тогда, когда ей самой этого захочется. То есть почти никогда.
Но, к счастью, остатки инстинкта самосохранения у нее еще были, а помощь ангела лишней не бывает никогда, даже если ты демон, поэтому, когда Габриэль прикрыл глаза, сосредотачиваясь на местоположении артефакта, тот отозвался, и вовсе не из квартиры самой Анны. А в следующее мгновение Карстарк очутился в незнакомом полутемном помещении в окружении целой толпы нечисти. Его появлению названная нечисть была не особо рада, даже та же Анна, которая то ли готовилась к усекновению головы, то ли весьма извращенно пыталась попросить руки и сердца у обезьяноподобного демона.
- Э-эм, - глубокомысленно протянул Гейб. – Доброго вечера всем.
Вежливо улыбаясь, он мысленно радовался, что не зря прихватил с собой Клинок, освященный самим Люцифером.

Отредактировано Gabriel Karstark (2014-04-16 19:51:09)

+1

3

Внешний вид

Темные джинсы, основательно изорванная черная футболка с логотипом сериала Doctor Who, кеды. Волосы расстрепаны. Имеет вид весьма помятый и жалкий.

Свобода – понятие относительное и весьма мутное. О ней многие мечтают, о ней грезят, за нее сражаются, но на деле истинная свобода куда более неприглядна, чем ее принято представлять. Люди вообще склонны идеализировать все и вся, а нынешние обитатели Изнанки подчас и сами не осознают, насколько они человечны, и насколько им не чуждо ничто человеческое. Потребность в эмоциональных привязанностях, в наличии хоть кого-нибудь, кто поймет, выслушает, вытрет слезы послужит той самой эмоциональной жилеткой, жива даже в самых черствых и нелюдимых существах, и Демона не была исключением. Несмотря на уверенность в своей самодостаточности и довольно редкие эмоциональные срывы, Айвис все же периодически нуждалась в собеседнике, в меру терпеливом и не имеющем привычку давать демонессе спуску. Таких среди знакомых Айвис было немного, ведь сочетание данных качеств довольно редко даже для обитателей Изнанки. Та же Селина, чуть ли не единственная приятельница Дем, на роль отдушины подходила мало, да и Квинзел едва ли пришла бы в голову мысль наведаться к своей подчиненной просто, чтобы поинтересоваться, как у той идут дела. Желающих что-то подобное вытворить вообще было катастрофически мало. Всего один.
Гейб Карстарк, крылатое недоразумение, квинтэссенция того, каким должен быть хороший собеседник, идеально сочетающий в своем подходе к проблемам и моральные пинки, и умение поддержать, был практически единственным, чьими советами Дем пренебрегала из чистого упрямства чаще, чем из настоящего несогласия. Ну не странно ли, что с ангелом, праведным и благочестивым, Айвис бывала солидарна куда чаще, чем с иными демонами? Демона предпочитала над этим не задумываться, и вообще – воспринимала Гейба как нечто совершенно неизменное. Иногда ей казалось, что въедливого ангела она знает уже целую маленькую вечность. Наверное, потому что он остался едва ли ни единственным знакомым Дем из прошлой жизни, и перешел ей в наследство еще от прошлой ипостаси. Габриэль по непонятным причинам предпочел остаться рядом с девушкой даже после ее обращения в демона, и даже с удивительным упорством продолжал придерживаться своей раздражающей привычки называть Демону Анной, не признавая ее нового самолично выбранного имени.
Пожалуй, если чьи-то взаимоотношения держатся на уважении, чьи-то на любви, чьи-то на необходимости несмотря ни на что оставаться рядом, то их, как на белокаменном фундаменте, стояли на бесконечных Гейбовых нотациях. Надо отдать ему должное, подходил к ним ангел с фантазией, и почти никогда не повторялся, умудряясь каждый раз подбирать новые строчки на уже надоевший до скрежета зубовного мотив. У них двоих было так заведено – Демона ведет себя предосудительно и неприемлемо, а Гейб ее за это отчитывает и периодически вытягивает из самых крупных неприятностей. Конечно же, предварительно несколько раз напомнив, что именно об этом он ее и предупреждал, «причем, неоднократно, Анна, и не надо на меня так смотреть, ты сама знаешь, что я прав».
Разоблачение и последующая казнь прямо в штабе дружественной Дельты тянули на самые крупные неприятности Айвис за предыдущий месяц, а то и год, и она бы непременно отметила эту дату в календаре, если бы надеялась на то, что переживет сей знаменательный день. Потому что в этом как раз и были серьезные сомнения.
После предварительного длительного объяснения, почему именно не стоит быть шпионом, и какое это пагубное для здоровья занятие, Демону завели в небольшой зал, нудным голосом зачитали список обвинений, а после весьма настойчиво попросили опуститься на колени перед несимпатичного вида деревянной колодой, покрытой некой подозрительно напоминавшей засохшую кровь субстанцией. Айвис постаралась в полной мере продемонстрировать свое возмущение подобным обращением, но ее слабые попытки вырваться впечатления на палачей не произвели. Уже коленопреклоненная, Дем с каким-то лихорадочным весельем подумала о том, что, вот, смерть-де и пришла, и она, оказывается, совсем не такая уж страшная. Больше забавно, как все обернулось, чем досадно, что именно так. Жизнь перед глазами пролетать не спешила, так что обошлось без унылого калейдоскопа прошлых делишек, что, в принципе, было даже к лучшему. Большую часть прожитого Демона едва перенесла и в первый-то раз, желания же повторять прошлый опыт упорно не обнаруживалось. Айвис как раз размышляла, что вообще ожидает подобных ей после смерти, и не полагается ли сотрудникам Сети особо комфортный котел в преисподней за выслугу лет, когда посреди зала материализовался, безмерно удивив местную нечисть, Габриэль, рыцарь на белых крыльях.
- И тебе не хворать, – бодро поздоровалась Демона, расплываясь в широкой довольной усмешке. – Просто мимо пролетал или по какому делу? А то я немного занята. Меня тут, видишь ли, казнят.
С появлением Гейба освобождение осталось всего лишь вопросом времени, и Айвис была бы очень не против посмотреть на морды своих мучителей, когда ангел станет ее вызволять. Потом, конечно, состоится проповедь, подобной которой свет еще не видел, но это, в конце концов, разумная плата за спасенную жизнь.

+1

4

К демонам у Габриэля не было совершенно никаких предубеждений. Для него все ходившие по земле и относительно разумные существа были людьми, будь они демонами, ведьмами или вампирами. Слегка из этой категории выпадали ангелы, которых Карстарк считал своей семьей. И, конечно же, архи, но ставить тех в один ряд со всеми прочими созданиями было бы кощунственно и несправедливо. Словом, ко всем расам Габриэль относился с одинаковым сверхъестественным терпением и не спешил судить всех встречных по обложке, - жизнь научила его, что не все демоны по природе своей злы, ровно как и не все ангелы олицетворяют собой добро.
И все же были определенные образцы, которые своему провозглашенному статусу соответствовали от и до. Наблюдая за двухметровым детиной, зажавшим в руке меч, Габриэль понял, что ему посчастливилось повстречать демона во всех смыслах этого слова – и в прямом, и в переносном. Он понятия не имел, где оказался, но судя по количеству присутствовавшей здесь нечисти, это явно было не школьной вечеринкой и даже не книжным клубом. А жаль, книги Габриэль любил искренней и нежной любовью. В отличие от бандитов.
Видите ли, некоторым существам лучше просто умереть с концами, не познавая все прелести изнаночной жизни. Потому как Изнанка была подобна проклятому сундуку с сокровищами, - обещала несметные богатства, власть, славу, силу, бессмертие, но брала за это такую непомерную цену, что под конец и смерть становилась благом. Для того чтобы не свернуть на опасную тропу в погоне за всемогуществом, нужно было обладать поистине сверхъестественной выдержкой. Чаще всего, у демонов ее не было. Особенно у демонов. Чудес, как правило, не случалось, и если человек при жизни был преступником, он им оставался и во втором своем обличье. Только более жестоким, более кровожадным, более ненасытным. Чутье подсказывало Габриэлю, что он напоролся как раз на одного из таких типов, которых неожиданно обретенное бессмертие неизбежно извращало, заставляло думать, что они неуязвимы. Чутье, а еще тот факт, что Анна с ним связалась, потому как скучные личности были не в ее вкусе.
- Вижу, - согласно кивнул Габриэль, отвечая ей, но не отводя взгляда от демона. – Без суда и следствия? Нехорошо, очень нехорошо.
Детина, похоже, все-таки сообразил, что пожаловавший незваный гость пришел явно не для того, чтобы похвалить за проделанную работу или помочь в усекновении головы Анны. Гейб даже поморщился – казнь через отрубание головы, серьезно? Ему казалось, что эти вещи уже давно вышли из моды. Эдак в Средневековье. Да и тогда это считалось не особо интересным, - куда занятнее было распинать на дыбах и посылать в объятия железных дев. Хотя, учитывая цвет волос Анны, прямая дорога ей была на костер. А тут так банально и скучно, - отрубить голову.
- Никакой у вас фантазии, мистер, - озвучил свои мысли Габриэль. – Вам, может, чей-нибудь номерок посоветовать? Всемогущего архангела Эвана, например. Рекомендую, он в этих делах специалист.
Детина непонимающе моргнул, и Карстарк едва ли не услышал, с каким скрипом двигаются в его голове шестеренки. Наконец, мозговой процесс был успешно запущен, и следом полилась целая тьма ругани, большая часть из которой была не особо цензурной. Под конец демон злобно выплюнул что-то вроде «Ебаные ангелы» и отдал приказ:
- Схватить его.
- Никакого гостеприимства, - картинно вздохнул Габриэль, поудобнее перехватывая меч.
Закончилось все быстро, даже как-то слишком. От толпы демонов Карстарк ожидал куда большего, но те, помимо того, что были жутко злобные, еще и не отличались особой храбростью. И, по-видимому, обладали хорошим инстинктом самосохранения. Достаточно было вывести из строя парочку демонов, ломая им шеи, и украсить еще с десяток болезненными ранениями от освященного меча, и толпа резко образовала что-то вроде пяточка свободного места, в центре которого пребывала Анна, на коленях, но не потеряв лица. Рядом стоял злополучный демон, неуверенно переминаясь с ноги и на ногу и не зная, что делать, - то ли бежать, то ли все-таки предпринять отчаянную попытку оказать сопротивление.
- Я заберу, если позволите? – вежливо осведомился Габриэль, обходя демона с мечом наперевес.
С лезвия весьма угрожающе стекала кровь, а откуда-то из толпы доносились стоны боли (преувеличенные, Карстарк не позволил себе причинить увечья, серьезней пары царапин). Демон замер, разглядывая ангела со смесью опасливости, недоверия и злобы, но на чужие взгляды Габриэль не обращал внимания. Подхватив Анну под руку и одним резким движением без особого труда вздернув ее на ноги, Карстарк ободряюще улыбнулся демону, отсалютовал мечом и многообещающе попрощался:
- До встречи.
А в следующий момент он, с Анной под боком, уже стоял в одной из многочисленных квартир Хьюстона. Впрочем, при ближайшем рассмотрении квартира оказалась смутно знакомой, и с запозданием Габриэль сообразил, что рефлекторно переместился в одно из обиталищ Сатаны. Как бы страшно это ни прозвучало, хозяина сейчас дома не было и не предвиделось.

Отредактировано Gabriel Karstark (2014-05-05 20:09:05)

+1

5

Бывают же на свете такие личности, которых, как ни старайся, все равно не можешь ненавидеть. Они могут бесить, могут раздражать временами, но никогда не удается испытать к ним ничего вроде той очищающей ненависти, которая позволяет раз и навсегда выбросить этого кого-то из головы. Иной раз Демона, пытаясь оправдаться в собственных глазах, даже приходила к выводу, что к Гейбу она так привязана, если это слово вообще можно было к ней применить, лишь потому, что знала его еще в прошлой своей жизни. Они не были друзьями, не были приятелями, едва ли когда-либо могли ими стать, но теперь почему-то даже самые незначительные контакты, оставшиеся от человеческой ипостаси, казались важными. Едва ли Карстарк, ангельское существо, продолжил бы водить знакомство с простой официанткой, с которой порой перебрасывался парой слов, когда заходил пообедать. А вот ее обращение в демона отчего-то задело Гейба, даже заставило девчонку разыскать.
Первый раз он пришел к ней, когда Айвис жила в Мексике. Точнее, пыталась прижиться, попутно осваивая и ту смесь испанского и английского языка, которой пользовалось местное население, и привыкая к своим новоприобретенным особенностям. Появившийся в один прекрасный день на ее пороге Габриэль, поведавший девушке о своей нечеловеческой сущности и даже извинившийся за то, что не углядел и не успел ей помочь, изрядно взбесил Дем. Впрочем, тогда она еще не успела взять новое имя и называла себя Анной. В особенную ярость привела тогдашнюю Хэйс мысль о том, что и теперь, даже в новой жизни, она все равно оставалась недостаточно хороша для этого холеного обаятельного мужчины, что даже обновленная – более  сильная, ловкая, выносливая версия ее самой никогда не покажется ему достойной чего-то большего, чем простой жалости.
Сейчас эти старые печали казались довольно смешными. Ощущение собственной неполноценности Демоне удалось изжить довольно быстро, как и тоску по человеческой жизни. Осталась разве что изрядная доля сентиментальности, от которой никуда уж не деться, да горстка воспоминаний. А ту дружбу, что возникла и укрепилась со временем между ней Гейбом, всегда можно объяснить выгодой. Очень здорово ведь, когда есть кто-то, кому не безразлично, теплится ли в твоей бренной тушке жизнь и не стремится ли кто-нибудь ее настойчиво из тебя выколотить, как это происходило сейчас. А когда этот заботливый некто ангел – еще лучше.
Расправа с неудавшимися палачами была скорой, хоть и недостаточно, на вкус Демоны, кровавой. Она бы осталась довольна, если бы Габриэль поотрубал ее мучителям их пустые головы, а после и попинал трупы вдобавок, но это уж точно было не в стиле Карстарка.
- Надеюсь, она пройдет без меня, – откликнулась Дем на вежливое прощание друга, потирая особенно ноющую шишку на затылке. – Чтоб вы все… – Закончить предложение она не успела, и договаривать пришлось в пространство, стоя посреди незнакомого помещения. – …провалились!
- А тут миленько, – проговорила Айвис, прохаживаясь по комнате и во все глаза разглядывая убранство. - Давно обзавелся?
Спохватившись, что видок у нее, наверняка, тот еще, Демона украдкой бросила взгляд на свою одежду и с огорчением констатировала, что вполне приличные некогда вещи ныне сгодились бы только на тряпки.
- Между прочим, любимая футболка, – опечаленно протянула Айвис, без доли стеснения стягивая оную через голову и удрученно рассматривая разорванную ткань. – У тебя не найдется чего-нибудь накинуть, старой рубашки или типа того? И да, можно мне на минутку-другую в ванную?
Если Габриэль предвкушал немедленную слезную благодарность за спасение жизни или хотя бы признания в том, что он был прав, и направляться в  Дельту было плохой идеи, то он этого явно не получил. Впрочем, как раз Карстарк знал Айвис уже достаточно давно, чтобы ничего подобного от нее не ожидать.

Отредактировано Demona Ivys (2014-05-16 00:31:18)

+1

6

Круг общения Габриэля всегда был очень широким: здесь были и бессмертные, которых он знал уже веками, и смертные, что были знакомы ему всего пару лет. Ограничивать себя из-за предрассудков Гейб не любил, потому как не видел тому причины. Демон ли, ангел, человек – все они были едины. Под слоем небольших различий вроде срока жизни, скорости, силы и ряда других показателей, расы были не так уж и не похожи друг на друга. По крайней мере, для Габриэля не было существенной разницы между ними.
И все же в обращении Анны было что-то почти разочаровывающее. Он знал ее еще при жизни, общался с ней, но, впрочем, старался особо не вмешиваться в ее жизнь, считая это излишним. Да и не стала бы она принимать у него помощь, - для этого у нее было слишком много гордости. Увидеть ее спустя несколько лет в обличье демона было… шокирующе. И дело было даже не в том, что она стала именно демоном. Просто в Анне-человеке всегда было что-то, что восхищало Габриэля, - напористость, стремление выживать вопреки всему и совершенно поразительное неумение сдаваться. В новой личине все эти качества искажались: напористость превращалась в свойственную всем демонам наглость, стремление выживать – в манеру ходить по чужим головам. Пожалуй, только неумение сдаваться и оставалось неизменным, и именно этим Демона напоминала Габриэлю Анну. Может быть, именно поэтому Гейб не оставлял надежд однажды вытащить из-под лоска и напускной самоуверенности ту девушку, которую он когда-то знал. Пока же оставалось только приглядывать за любившей подвергать себя разнообразным опасностям демоницей и выдергивать ее из этих самых опасностей в самый критический момент. Как, например, сегодня.
Скромностью Анну Господь, по-видимому, обделил, потому что в незнакомом месте она чувствовала себя почти как дома. Наблюдая за тем, как та разглядывает окружающую обстановку, Габриэль только хмыкнул.
- Это не моя квартира, - пояснил он. – Она принадлежит моему… э-эм… - Замявшись, Карстарк так и не подобрал подходящего слова и неловко закончил: - …Луке.
Определенно надо было выпить. Кажется, где-то в недрах кухонных шкафов должна была обнаружиться бутылка виски. На то, что там окажется волшебная чудо-трава, что Люциферу поставляли невесть откуда и что сшибала с ног даже архидемона, Гейб не особо рассчитывал.
- В спальне в шкафу есть одежда, бери любую, - отозвался он уже с кухни. – Ванная – вторая дверь по коридору.
Виски, к великой радости Габриэля, и впрямь обнаружился. Поглощая второй стакан подряд, Карстарк ощутил невольное чувство дежа-вю, но то быстро пропало, стоило главной виновнице сегодняшнего торжества вернуться из ванной, посвежевшей и похорошевшей.
- Объяснишь, что ты делала в той теплой и, без сомнения, приятной компании? – поинтересовался Гейб, наливая себе третий стакан. Подумав, достал еще один из шкафа и тоже наполнил, после чего протянул Анне. Со вздохом поставил бутылку на стол. – Ну вот что тебе все на месте не сидится? И не надо мне снова про свою работу. Что это за работа такая, на которой тебе грозятся отрубить голову, если вовремя не подоспеет чудом оказавшийся свободным ангел? К черту такое начальство, я тебе так скажу.
Договорив, Габриэль решительно подкрепил свои слова еще одним стаканом виски. Тот шел хорошо, приятно согревал внутренности, но смягчать заостренное волнением сознание не торопился. Карстарк не понаслышке знал, что всей бутылки для этого будет мало, таковы были минусы слишком быстрого метаболизма и регенерации. Тем не менее, если нельзя было напиться, никто не мешал ему хотя бы пытаться, - в этом тоже была определенная доля удовлетворения.

Отредактировано Gabriel Karstark (2014-05-24 02:10:49)

0

7

Очень славно, когда с ранних лет человека окружают заботой, когда о том, что в мире существует много зла и грязи, узнать ему приходится не скоро, и не на личном примере. И чуть менее здорово, если обстоятельства складываются наоборот. Анне Хэйс не выпало хорошей судьбы, Демоне Айвис не везло так же катастрофически, и только в одной этой черной несправедливости мироздания и прослеживалась связь между двумя абсолютно разными существами. По себе прежней Демона никогда не скучала, и не склонна была, по примеру многих других, считать демоническую ипостась проклятьем. Ее это некогда спасло и стало самым лучшим инструментом выживания. И все же, несмотря на доводы разума, оставались на белом свете те, кто заставлял Айвис стыдиться самой себя. Например, Габриэль Карстарк.
Один черт знает, почему он упорно продолжает ее спасать и вытаскивать из неприятностей – попытки докопаться до истины Айвис давно оставила. Она предпочла воспринимать Гейба как данность, стараясь не слишком к нему привыкать. Хорошо, что он в ее жизни время от времени есть. Главное – чтобы его отсутствие не стало казаться чем-то фатальным.
Демона наскоро умылась, старательно оттирая запекшиеся кровавые разводы с лица и рук. Потом, оглядев себя, быстро разделась и шагнула под душ. Горячая вода хлынула тяжелым потоком, вымывая грязь и соленый пот из ее волос, стирая с тела следы крови, обнажая синяки и рваные, уже начавшие затягиваться глубокие ссадины. До сих пор Дем и не представляла, как знатно ее разукрасили в Дельте. Сейчас же появилось желание поскорее восстановить силы и вернуться обратно, дабы сердечно всех поблагодарить. Каждого несколько раз.
Когда демонесса все-таки заставила себя выбраться из душа, прошло уже не меньше десятка минут. На крючке в ванной висело мягкое полотенце, которым Айвис не постеснялась воспользоваться, рассудив, что Всевышний велел делиться, а от некого Луки не убудет. Набросив поверх белья позаимствованную из шкафа Гейба рубашку, Демона взлохматила мокрые волосы и выплыла в комнату, на поиски старого друга.
Смерив взглядом протянутый ей стакан, Дем удовлетворенно хмыкнула, цапнула с миски в центре стола жизнерадостно-желтый лимон и вгрызлась в него.
- Понимаешь ли, друг мой пернатый, – протянула Айвис, с удовольствием наблюдая за скривившимся Гейбом. – У некоторых из нас, более удачливых, есть… Лука, например, а другим вот приходится пахать, дабы заработать себе на хлеб насущный.
Запив свою издевательскую реплику виски, Айвис протянула стакан ангелу, и тот вновь его наполнил. Алкогольно тепло медленно разливалось по нервным окончаниям, приятно притупляя дискомфорт регенерации и поднимая Демоне настроение. Неожиданно подумалось, что Габриэль – единственный, с кем ей по-настоящему хотелось бы сейчас находиться. Не успев обдумать как следует эту крамольную мыслишку, демонесса прогнала ее прочь. Видимо, крепко знающий свое ремесло палач из Дельты все-таки знатно приложил ее головой.
- Моему начальству важен исключительно результат – выживу я в процессе или нет, их волнует мало. Прокололась – сама виновата. Кто бы мог подумать, что те бабуины смогут меня вычислить?
Последний вопрос Айвис адресовала скорее себе, чем Гейбу, действительно искренне недоумевая, как так вышло. Впрочем, важнее сейчас было подумать о том, что будет дальше. Едва ли в Омикроне ее провал воспримут с христианским смирением.
- А вот в последнем поддерживаю, – c готовностью заявила Демона, легонько стукнув краешком своего стакана о стакан Габриэля. – К черту ДеВитта! К черту Хоука! Всех к чертям!
Одним глотком допив горькую жидкость, Айвис испытующе взглянула на приятеля и широко ухмыльнулась.
- Лучше признай, Карстарк – ты без меня жить не можешь! Больше некому нотации читать?
Расхохотавшись, Демона небрежным  движением перебросила мокрые волосы на спину и скрестила ноги, поудобнее устраиваясь на высоком стуле. Несмотря на недавно пережитые пытки чувствовала она себя почти прекрасно.
- Спасибо, кстати. Ну, что спас меня и все дела.

0


Вы здесь » TSS: ASUNDER » ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » [067] we are who we are


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC