[048] what the hell - Raelyn Liddell
[055] escaping the fate - Mallen Clavell
[065] о старых долгах и новых связях - Claire Salisbury
[067] we are who we are - Gabriel Karstark
[068] a candle at my chest - Nathan Nightwing
[082] одному и топиться идти скучно - Mallen Clavell
[090] the whispering ghosts - Meredith Clavell
[091] отцы и дети - Vladislaus L. Drake
[092] chapped and faded - Lucas Astern
[095] о башмаках и сургуче, капусте, королях - Samuel Lostman
[096] wisdom and justice - Claire Salisbury
[097] awake and undead - Samuel Nightwing
[098] dark days - Evan Justice
[099] never let me go - Michael Rightmance
[100] even gods do - Hannah Targaryen
[101] in all my dreams i drown - Anabel Frost
[102] i should rise and you should not - Meredith Clavell
[103] what must we do to restore - Demona Ivys
[104] the choice - Dustin Born
[105] those who loyal - Jude Graywater
[107] rescue me - Gabriel Karstark
[108] посторонним в. - Mirtha Vacietis
[109] give me back my broken night - Mallen Clavell
[110] зачем нужны старшие братья - Samuel Lostman
[111] в чернильности ночи ужас обнимет лапой - Lucas Astern
[113] в траве скрывается змея - Daniel DeWitt
[115] я возьму покоя кристалл и слеплю из него звезду - Regina Knowland
[116] всадники - золотые ручки - Balthasar Harrenhal
[117] oh sister - Charles Blackwood
[118] кровные узы - Nathaniel McRae
[119] the heart of the desert - Nick Frost Jr.
[120] let's scare death - Evangeline Kelferey
[121] there will come a time and i will look in your eyes - Nathaniel McRae
[122] forget this dreadful - Anabel Frost
[124] to unite as one - Aurora Nightwing
[126] if you only knew - Antony Strider
[127] say something - Antony Strider
[128] where did you put the gun? - Jacqueline Ripley
[129] do u wanna fly? - Hannah Targaryen
[130] куда приводят мечты - Ilse Hartmanis
[131] we show no mercy - Nathan Nightwing
[132] emotional explosion of fire - Saraphina Clavell
[133] семья - не список кто кого родил - Nick Frost Jr.
[134] никакой матери, кроме божьей, в храме не упоминается - Aaron Gideon
[135] catch me if you can - Mirtha Vacietis
[136] послушай, остановись, пока не поздно! - Balthasar Harrenhal

время в игре: апрель-май 2043-го года
30 лет спокойствия Изнанки предсказуемо обернулись очередным кровавым кошмаром. И если события 2013-го года были сравнимы локальной катастрофе в масштабах одного города, то сейчас, в 2043-ем году, в изнаночный конфликт оказывается вовлечены все Соединенные Штаты. С одной стороны – Альянс – объединение крупнейших демонических группировок, где главенствующая позиция отводится Омикрону – фракции, контролирующей Лос-Анджелес. С другой стороны, - изрядно поредевшие в ходе череды несчастий ведьминские кланы, решившие объединиться, чтобы дать отпор многочисленным неприятелям. И с третьей стороны, - Орден стражей и Арканум, действующие по указке архангела Эвана и стремящиеся под корень изничтожить всех нарушителей спокойствия и привести Изнанку в полагающийся ей порядок. Не стоит ждать войны, - она уже идет. Пришло время выбирать, кому быть верным, с кем заключать союзы, а с кем враждовать, потому что в этой борьбе вряд ли возможны компромиссы. И если ты думаешь, что у этой истории может быть счастливый конец, то ты невнимательно слушал. ©

TSS: ASUNDER

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TSS: ASUNDER » ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » [068] a candle at my chest


[068] a candle at my chest

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

A candle at my chest
Тип: личный эпизод.
Дата: ночь с 11 на 12 марта 2043 года.
Место: Блэкфут, штат Айдахо. Дом Тесселов.
Участники:
Aurora Blackwood
Nathan Nightwing

Едва Аврора узнала от Сэма, что Нейтан вернулся домой, она тут же сорвалась с места, и, не завершив даже последнего своего задания, поехала в Блэкфут. На место Блэквуд, несмотря на всю спешку, прибыла только ночью, однако дождаться утра, чтобы увидеть своего воскресшего из мертвых жениха, не смогла.

0

2

Внешний вид

Кожаная куртка с нашивками Арканума, черный свитер без горла, черные брюки. Черные ботинки. Волосы заплетены в косу. С собой посох и рюкзак с вещами.

В жизни Авроры было достаточно дней и ночей, которые она никогда не пожелала бы повторить. Например, те, которые были проведены на тяжелых изматывающих заданиях, или же за подготовкой к экзаменам, или же те времена, когда болел Чак, а папе никак не получалось вырваться с работы, и от братишки ни на шаг не отходила Рори, выматывая себя до состояния упрямого кофеинового зомби. Была, наконец, ночь, когда пришла весть о смерти Нея, и был один длинный бессонный день после, черный, густой, никак не желавший разрешиться долгожданным забвением – целая череда непрестанного осознания, что самый дорогой человек, за которого Блэквуд жизнь отдала бы, не задумываясь, больше никогда к ней не вернется. Все эти времена объединяло одно – бессилие что-то изменить и хоть как-то повлиять на ход событий.
Звонок Сэма застал Аврору на задании. С тех пор, как начались поиски Нейтана, она всегда носила при себе телефон и жадно ждала любых новостей. А вот к главной вести оказалась не готова. Нея нашли, он жив, он дома, он отдыхает, он в порядке, с ним Мэл. Эта информация свалилась на Рори всем скопом, сперва сдавила грудь, а после сбросила с души непомерную тяжесть. Откуда только силы взялись – хотелось тут же сорваться с места, сию же минуту, и отправиться в Блэкфут, потому что там ведь Ней, живой, настоящий, там ее Ней, а она торчит на банальном перехвате банального нарушителя, и теряет время зря, когда должна уже быть в пути. Вызвав подкрепление, Аврора едва дождалась их приезда, чтобы получить возможность покинуть свой пост. Сборы не заняли много времени, изнутри так и сжигала потребность как можно скорее добраться к Нею, увидеть его и поверить в него, в него живого и невредимого, так что потеря драгоценных минут казалась истинным кощунством.
Дорога показалась вечностью, порог тесселовского, уже, пожалуй, найтвинговского, дома Блэквуд перешагнула только после полуночи. Встречал ее Сэм, вымотанный, бледно-зеленый от усталости, но совершенно счастливый, так похожий на себя, что Рори не удержалась, крепко обняла старого друга и звонко чмокнула в щеку. В этот момент возвращение Нея вдруг стало реальным, осязаемым, Сэмми будто ожил вместе со своим братом, и радость его – лучшее свидетельство тому, что все это правда. В гостиной прямо на диване спала Мэл, заботливо накрытая теплым клетчатым пледом. На полу рядом с ней громоздились фолианты по целительству, с которыми, вероятно, глава клана Тесселов сверялась до тех самых пор, пока усталость ее не сморила. Сэм провел ладонью по волосам матери, поправил плед, и осторожно вытащил из ее рук раскрытый том. Мэл даже не пошевелилась во сне.
Сэм приложил палец к губам, и кивком указал Рори на лестницу на второй этаж. Тихонько подняв свою сумку, Аврора бесшумно взбежала по ступеням и замерла перед знакомой дверью, не решаясь заглянуть внутрь. Дверь она открывала на счет «три», внутренне собравшись и поклявшись самой себе ни за что Нея не будить. Ему нужно отдохнуть как следует, она просто взглянет на него, а потом пойдет в гостевую спальню, где раньше жил Лен. Она только побудет немного с Неем, совсем недолго.
Он действительно крепко спал, раскинувшись на кровати и чуть приоткрыв рот. Дыхание было ровным, размеренным, и от этого знакомого звука на глаза мгновенно навернулись слезы.
- Ней, – одними губами проговорила Аврора, опускаясь подле кровати на колени, так, чтобы ее лицо оказалось на уровне лица Нейтана.
К нему хотелось прикоснуться, безумно хотелось, сдерживаться удавалось только чудом. Провести по волосам, по щеке, прижаться губами к шее, обхватить плечи. Впитать в себя, наполниться Неем до краев и спокойно уснуть рядом, пусть даже на полу, но рядом, чтобы, едва проснувшись, сразу увидеть его лицо.
- Ней. Ней, – бормотала Рори, зажимая рот рукой, чтобы сдержать подступившие рыдания. Крупные слезы катились по лицу, и в этот момент Блэквуд ощущала себя безумно счастливой, счастливее, чем когда-либо.

+1

3

Внешний вид

Светло-синяя футболка, серые спальные штаны.

Нею снились сны. В них было тепло и уютно. В них был свет, от которого слепило глаза. В них был дом, - тот, что в Нью-Йорке. Большой и старый, но свой, пропитанный запахом счастья до последней половицы.
В них был отец, - такой, каким он был, пожалуй, лет двадцать назад, - еще не успевший состариться и омрачнеть с годами. В глазах девятилетнего Нея он был героем получше всяких комиксных, - те были неживыми глянцевыми картинками, а отец – он настоящий, из плоти и крови, он защитит на самом деле. 
В них была мать, тоже еще совсем молодая, с той присущей только ей безусловной красотой, которую был способен увидеть только искренне любящий ее сын. Для Нея она нисколько не изменилась со временем, просто смотрел он на нее теперь не снизу, а сверху, а в объятиях она казалась непривычно хрупкой.
В них был Сэм, такой же долговязый для своих девяти лет, как и сам Ней. Казалось, даже ссадины на коленках у них были одинаковые, хотя за проделки старшему брату всегда влетало больше. Даже тогда, когда их инициатором был Нейтан.
В них были еще десятки размытых, невнятных лиц, которые толком нельзя было разглядеть, но все они внушали то непередаваемое чувство покоя, которого Нею так отчаянно не хватало. Он знал, что стоит проснуться, и вокруг окажется сырой темный и неприветливый мрак. Что вернется чувство опустошения в груди, которое не унять и не прогнать. Что за ним придут, - не рано, так поздно, - и принесут с собой адскую, непереносимую боль, от которой не сбежать и не скрыться.
Ней знал это, как и знал и то, что нельзя верить обманчиво знакомым голосам. Вокруг нет никого, кто мог бы ему помочь. Вокруг только холод и тьма. Вокруг только враги, даже если они носят родные, любимые лица. Даже если обещают долгожданное облегчение и спокойствие. Потому что Нейтан уже неоднократно покупался, соглашался со всем предложенным, послушно шел следом, только чтобы очнуться – на том же месте, в том же состоянии. Чувствуя себя никак и нигде.
Найтвинг проснулся резко, - без внезапных или, напротив, плавных телодвижений. Он просто открыл глаза, как будто до этого вовсе не спал, и пустым, ничего не выражающим взглядом уставился в потолок. Вопреки его ожиданиям, не было ни тьмы, ни холода. С запозданием Нейтан осознал, что и привычной жесткости сырого пола тоже не ощущает. Да и чувство близящейся опасности, вместе с не покидавшим его чувством тревоги поутихли, еще брезжа где-то на краю сознания, но уже скорее как отголоски прошлых страхов. Заторможенно моргнув, Ней глубоко вздохнул и только после услышал чужое дыхание, перемежающееся негромкими всхлипами. Он повернул голову, непонимающе нахмурился, и только спустя несколько секунд на ум, наконец, пришло нужное имя.
«Рори», - запоздало подсказала память. – «Аврора».
От того, что он не вспомнил собственную невесту сразу, стало мерзко и противно, и Нейтан зажмурился, пытаясь отогнать подступивший к горлу ком вкупе с чувством собственной никчемности.
- Рори, - хриплым, едва узнаваемым голосом выдавил Ней, открывая глаза. Отвернулся, не в силах смотреть на нее, и совершенно невесело усмехнулся. – А я тут… слегка бракованный.
Неосознанно коснувшись правой рукой груди в тщетной попытке дотянуться до канувшего в небытие Дара, Найтвинг с четкой ясностью осознал, что не хотел бы, чтобы Аврора видела его таким. Разбитым. Ничтожным. Жалким.

+1

4

Come here. It’s all worth the fight when it’s you dear.(c)
На самом деле, жизнь не полосатая – она состоит из разноцветных лоскутков, которые, скрепленные крепкими нитями и образуют неповторимый для каждого человека узор. Рори всегда считала себя счастливицей. Если подумать, то к ее двадцать с хвостиком годам у Блэквуд было все – крепкая семья, нежно любимая, несмотря на вечное ворчание, работа и любимый человек рядом. Чего еще желать? Тем не менее, и у нее бывали черные времена, и она нещадно сетовала на горькую долюшку, проклинала свое арканумское начальство, и вообще частенько выражала явное недовольство собственной судьбой даже тогда, когда особых поводов и не было.
Сейчас же, захлебывающаяся в собственных слезах, покрытая ссадинами, синяками, не смывшая еще с себя дорожную пыль и не спавшая едва ли не трое суток к ряду Аврора чувствовала себя невыразимо счастливой, настолько, что не могла и слова вымолвить – только повторять одно имя, и снова всхлипывать.
- Ней, – она улыбалась сквозь слезы совершенно безумной улыбкой и ежесекундно вытирала тыльной стороной ладони мокрые щеки. – Ты живой.
Это простое откровение, произнесенное вслух, звучало лучше любой музыки. Лучше всего, что Блэквуд хоть когда-нибудь слышала. Жи-вой.
Потянувшись к Нейтану, Аврора мягко прикоснулась к его волосам и изо всех вцепилась в его руку, лежавшую на груди. Наверное, ему даже было больно от такой хватки, но в тот момент Рори об этом почти не думала. И вообще ни о чем не думала. Прижавшись щекой к безвольно раскрытой ладони Нея, Блэквуд закрыла глаза и улыбнулась еще шире. Господи Боже, неужто и бывает такое на свете счастье?
Дышалось рядом с ним, в этой крошечной темной комнате, невероятно легко – будто пудовый груз свалился с усталых плеч и разжались стальные тиски, в которых Рори оказалась после той жуткой вести. Сейчас она все силилась и никак не могла понять – как же они поверили, что Нея больше нет? Да как же его может не быть? Содрогаясь от всхлипов всем телом, Аврора рассмеялась, и настолько вышел жутковатым ее лающий хриплый хохот, что от этого стало еще смешней.
- Что за чушь ты несешь, Найтвинг? Какой же ты к черту бракованный? – тихонько бормотала Аврора, покрывая поцелуями его ладонь, каждый сустав, каждую выступающую венку.
Рори Блэквуд влюбилась в Нея Найтвинга, когда ей было всего тринадцать лет. Детское наивное чувство никуда не делось с годами, вопреки всем уверениям и догадкам. Черта с два – в семнадцать Аврора уже точно знала, что выйдет за Найтвинга замуж. А к ее двадцати двум об этом, к счастью, узнал и он. Любовь к нему была безусловной частью ее самой едва ли не всю жизнь, но только в тот момент, стоя на коленях перед его постелью и крепко сжимая его руку, Рори осознала, насколько сильно Ней в нее врос.
- Когда нам сказали, что ты… Черт, Ней, – Аврора открыла глаза, поймала его взгляд, какой-то отчаянный и даже пустой, и ее вмиг бросило в холод.
- Ней, – позвала она совсем уже другим голосом, осторожным, едва слышным. – Все будет теперь хорошо, ты меня слышишь?
Блэквуд нежно вплела пальцы в пряди его волос, склонила голову набок, и снова расплылась в улыбке, не в силах сдерживать так и рвущееся на свободу ликование.
- Ничего плохого больше с тобой не случится. Я обещаю.
Едва ли было разумно в сложившейся обстановке давать такие обещания, едва ли Аврора действительно могла это обещать. Однако в тот момент она так чувствовала – ничего плохого просто не может статься, раз уж он жив и снова рядом с ней.
- Хороший мой, все будет в порядке.

+1


Вы здесь » TSS: ASUNDER » ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » [068] a candle at my chest


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC