[048] what the hell - Raelyn Liddell
[055] escaping the fate - Mallen Clavell
[065] о старых долгах и новых связях - Claire Salisbury
[067] we are who we are - Gabriel Karstark
[068] a candle at my chest - Nathan Nightwing
[082] одному и топиться идти скучно - Mallen Clavell
[090] the whispering ghosts - Meredith Clavell
[091] отцы и дети - Vladislaus L. Drake
[092] chapped and faded - Lucas Astern
[095] о башмаках и сургуче, капусте, королях - Samuel Lostman
[096] wisdom and justice - Claire Salisbury
[097] awake and undead - Samuel Nightwing
[098] dark days - Evan Justice
[099] never let me go - Michael Rightmance
[100] even gods do - Hannah Targaryen
[101] in all my dreams i drown - Anabel Frost
[102] i should rise and you should not - Meredith Clavell
[103] what must we do to restore - Demona Ivys
[104] the choice - Dustin Born
[105] those who loyal - Jude Graywater
[107] rescue me - Gabriel Karstark
[108] посторонним в. - Mirtha Vacietis
[109] give me back my broken night - Mallen Clavell
[110] зачем нужны старшие братья - Samuel Lostman
[111] в чернильности ночи ужас обнимет лапой - Lucas Astern
[113] в траве скрывается змея - Daniel DeWitt
[115] я возьму покоя кристалл и слеплю из него звезду - Regina Knowland
[116] всадники - золотые ручки - Balthasar Harrenhal
[117] oh sister - Charles Blackwood
[118] кровные узы - Nathaniel McRae
[119] the heart of the desert - Nick Frost Jr.
[120] let's scare death - Evangeline Kelferey
[121] there will come a time and i will look in your eyes - Nathaniel McRae
[122] forget this dreadful - Anabel Frost
[124] to unite as one - Aurora Nightwing
[126] if you only knew - Antony Strider
[127] say something - Antony Strider
[128] where did you put the gun? - Jacqueline Ripley
[129] do u wanna fly? - Hannah Targaryen
[130] куда приводят мечты - Ilse Hartmanis
[131] we show no mercy - Nathan Nightwing
[132] emotional explosion of fire - Saraphina Clavell
[133] семья - не список кто кого родил - Nick Frost Jr.
[134] никакой матери, кроме божьей, в храме не упоминается - Aaron Gideon
[135] catch me if you can - Mirtha Vacietis
[136] послушай, остановись, пока не поздно! - Balthasar Harrenhal

время в игре: апрель-май 2043-го года
30 лет спокойствия Изнанки предсказуемо обернулись очередным кровавым кошмаром. И если события 2013-го года были сравнимы локальной катастрофе в масштабах одного города, то сейчас, в 2043-ем году, в изнаночный конфликт оказывается вовлечены все Соединенные Штаты. С одной стороны – Альянс – объединение крупнейших демонических группировок, где главенствующая позиция отводится Омикрону – фракции, контролирующей Лос-Анджелес. С другой стороны, - изрядно поредевшие в ходе череды несчастий ведьминские кланы, решившие объединиться, чтобы дать отпор многочисленным неприятелям. И с третьей стороны, - Орден стражей и Арканум, действующие по указке архангела Эвана и стремящиеся под корень изничтожить всех нарушителей спокойствия и привести Изнанку в полагающийся ей порядок. Не стоит ждать войны, - она уже идет. Пришло время выбирать, кому быть верным, с кем заключать союзы, а с кем враждовать, потому что в этой борьбе вряд ли возможны компромиссы. И если ты думаешь, что у этой истории может быть счастливый конец, то ты невнимательно слушал. ©

TSS: ASUNDER

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TSS: ASUNDER » ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » [095] о башмаках и сургуче, капусте, королях


[095] о башмаках и сургуче, капусте, королях

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

О башмаках и сургуче, капусте, королях.
Тип: личный эпизод.
Дата: 1 мая 2043 года.
Место: бар "Одиннадцатый час", Нью-Йорк.
Участники:
Oscar Chinaski
Samuel Lostman

Новое смутное время, новые короли, новые игрушечные войны, которые они затевают. В такой ситуации Самаэль просто не может не встретиться для задушевной беседы со своим старым другом Оскаром, который, кажется снова в центре событий.

0

2

Прилично одетый юноша вошёл в бар "Одиннадцатый час". Дело было днём, и посетителей здесь было немного - возможно, оттого что в будни все заняты на работе, а может, сыграл роль тот факт, что в бар не пускали смертных. Жители Большого яблока, оказываясь возле дверей этого заведения, никогда его не замечали - а если находился тот избранный, на которого отворотные чары действовали вполсилы, то пускай покоится с миром. 
Юноша был похож на демона, который мало похож на демона. Скорее напоминал выпускника новомодного колледжа на выгуле: отутюженные по стрелкам брюки, белая рубашка без галстука, расстёгнутая верхняя пуговица, выбритые виски и тщательно не бритый вчера подбородок. Он направился сразу к барной стойке и, не садясь, ответил на вопрос бармена:
- Кровавую Мэри. Побольше крови, поменьше Мэри. И засунь в неё палочку сельдерея, как в овощной сок, чтобы я смог глядеть на окружающих с превосходством здорового образа жизни и правильного питания.
- У нас нет сельдерея.
- Жаль. Очень жаль.
Дожидаясь Самаэля, Оскар потягивал томатный сок с водкой и разглядывал присутствующих - увы, без превосходства. Сам он не любил места, где есть большие скопления демонов и прочей нечисти - среди них обязательно найдётся тот, кому Оскар когда-то навредил или перешёл дорогу. Он и в этом месте появился впервые после своего воскрешения - как-то не получалось заглянуть на огонёк: не то чтобы Оскар был слишком занят, просто не хотел приходить.
Некоторые посетители сидели по одному; кто-то играл в бильярд. Парочка флиртующих, парочка спорящих - по всей Америке на углах, в барах и ресторанах все только и делают, что спорят ни о чём.
Он отчего-то вспомнил о Кассандре и о том, что побудило её связаться с ангелом. Оскар обдумывал это уже с десяток раз и решил, что в союзе с пернатым она искала избавление от порочных наклонностей, глоток чистой атмосферы, где есть только факты и никаких метаний, страстей и неврозов - так после бурной молодости многие становятся занудными стариками, тратящими остаток жизни на брюзжание, газеты и бридж.
Жаль, что она мертва.
Оскар почувствовал на себе чужой взгляд, как будто на нём искали ценник и определяли, каково его достоинство, можно ли его немедленно применить в практических целях.
Тебе не понравится ответ, парень, - Оскар посмотрел в дальний конец зала, откуда и происходила сея заинтересованность его персоной, и шутовски приподнял бокал в воздух - мол, ваше здоровье, пан. А потом появился Самаэль.
- Сэмми, тебе срочно нужно обзавестись сельдереем, - сказал Оскар вместо приветствия. - Вот увидишь, бизнес пойдёт в гору.
За 220 лет, что эти двое были знакомы, Оскар успел испытать к Самаэлю всю палитру эмоций, от братской любви до смертной ненависти. Они сходились и расходились, Оскар сбегал, Самаэль находил его. Болезненная, но крепкая связь. Иногда он подозревал, что когда мир подойдёт к своему нелогическому концу, они так и останутся вдвоём.
О том, что его создатель архидемон, Чинаски узнал недавно, в 2013 году. Увы, при весьма скорбных обстоятельствах.
Сегодня Оскар пришёл поговорить об их старом, общем и, к сожалению, живом знакомом. Знакомых у Самаэля было много - его связями сложно было не восхищаться. И как он умудрялся заводить такие знакомства? Хотя ответ на этот вопрос был Оскару известен: умение пролазить в любую дыру, здоровое отсутствие чувства самосохранения и море обаяния. На людей архидемон производил прямо-таки магнетическое действие: они влюблялись в него сразу и слепо. При особом освещении он был похож на Алена Делона. Например, в кромешной темноте.
Но предмет беседы был не просто знакомым.
- Слышал, что твой брат вернулся? Точнее, оба брата. Всё семейство в сборе, боюсь представить ваш следующий День благодарения.
Он улыбался, но глаза оставались холодными, с них сталью блестели острые крючки, цеплявшие реакцию экс-Роберта, миллиметрические изменения его мимики, расширение зрачков - любое человеческое проявление того, кто никогда не был человеком. Но его непросто разгадать. Самое главное, что нужно знать о старине Сэмми: он наслаждается ролью яростного сучары и одновременно выставляет себя святым. Крутой трюк.

+1

3

Несмотря на раннее для такого заведения время, хозяин бара "Одиннадцатый час" внимательно наблюдал за своими гостями. В общем-то, за баром как таковым он тоже наблюдал. Да и за его окрестностями, время от времени поглядывая в камеры видеонаблюдения. Что там, в этот самый час Сэмми Лостмэн наблюдал за всем Нью-Йорком с помощью своих должников, подопечных, подчинённых, шлюшек, посыльных, кандидатов на обращение в демоны, которые никогда не станут демонами и прочей шушеры, пока не лишившейся ни глаз, ни ушей.
Наверное, любой здравомыслящий джентльмен сказал бы, что такое поведение - сущая паранойя, но ни у одного здравомыслящего джентльмена нет пятерых чокнутых братьев-архов, двое из которых способны в любой момент заварить невкусную кашу, каковая вызовет изжогу даже у холестеринового завсегдатая "Макдоналдса". Как назло, именно эти двое на днях прокопали подземный ход из Разлома и теперь заново обустраивались в мире живых. От одной мысли об этом у Самаэля могло развиться несварение, будь архидемоны способны испытывать такие неудобства. В отсутствие несварения приходилось развлекаться мелким шпионажем и построением планов, как бы так повернуть дело, чтобы остаться в плюсе, несмотря на внезапное возвращение живых мертвецов. Вдохновение - штука спонтанная, поэтому планы то и дело возникали, но оказывались один другого фантастичнее, поскольку для логичных и продуманных всё ещё не хватало информации. Это очень портило настроение и заставляло искать способы исправить его поскорее.
Оскара Самаэль заприметил, когда тот салютовал стаканом почти идеально круглому демону, сидевшему в дальнем углу зала. Пухлый улыбчивый итальянец притащил с собой свои привычки от двора Лоренцо Великолепного и никак не желал уяснить, что симпатичные синеглазые юноши, заглядывающие днём в "Одиннадцатый час", обычно полны сюрпризов и могут огорчить того, кто слишком прямолинейно поинтересуется ценой.
Сияя солнечной улыбкой, Самаэль снялся с якоря и в пару шагов оказался рядом с Оскаром.
- Сельдерей? - он наморщил нос, потом взмахнул руками, как будто отгонял приставучую муху. - Все говорят мне про сельдерей, особенно англичане. Им вечно не хватает сельдерея к сыру. Или сыра к сельдерею, никак не могу запомнить. Осторожно, Оскар, так недолго стать англичанином, и даже я не смогу тут делу помочь, - Самаэль взгромоздился на барный табурет, придвинул к себе стакан томатного сока, в мгновение ока появившийся на стойке, и принялся задумчиво вытряхивать в него солонку: нет ничего хуже пресности.
Оскар. Оскар, Оскар, Оскар. Сколько уже знакомы, а никак не расстанутся и не разойдутся до конца. Лостмэн по-птичьи склонил голову к плечу, разглядывая своего гостя. Интересная дело - связи. Не сиди здесь Чинаски, Самаэль бы обязательно сказал: чуждое ему дело, незнакомое. А вот же, опять принесло, и дело пахнет новой заварухой, праздновать которую, конечно, будет веселее вместе.
- Слышал-слышал, - со скорбным вздохом откликнулся Самаэль и угостился томатным соком, потом поднял на Оскара печальный взгляд: - Между прочим, мне грустно. Вернулись, празднуют, наверное, а меня даже не позвали и открытку не прислали. Нехорошо, я чувствую себя злой феей, - пожаловался он и, понурившись, отставил в сторону стакан. А потом сощурился, глядя Оскару в глаза, которые, кажется не умели по-настоящему улыбаться: - А тебе что же, телеграммы не пожалели? Или Нат прислал фото сувениров из Разлома, а?
Новости - как тарталетки с салатом для аппетита: чем больше слопаешь, тем больше захочется, а Самаэль сейчас оголодал, как узник в карцере Алькатраса.

+1

4

Каждый раз, когда заходил разговор об Англии, Оскар ощущал себя французом.
- Милый Самаэль, благодаря тебе я стал сиротой, демоном, а потом ещё и трупом. Так что англичанин - не самая большая из зол.
Сказано это было с ехидством, но без упрёка - Оскар давно устал от них. Да и пользу упрёки принесли бы лишь в том случае, окажись у Самаэля совесть и представление о чувстве вины. Ни первого, ни второго не наблюдалось. Оскар подозревал, что качества эти господь-батюшка раздал своим старшим сыновьям, а для младшего осталось... ну, чувство юмора. Если верить рассказам Лостмэна, остальное его семейство этим даром пренебрегло.
Например, ему понравилось, как метко Самаэль отозвался о братьях своих старших - Оскар даже рассмеялся. Он вообще любил меткое словцо, если оно метило не в него.
- Сдаётся мне, пейзажи в Разломе так себе, можешь не расстраиваться из-за открытки. Тем паче что поводов для расстройства и так много, - Оскар запустил пятерню в свою свежеостриженную шевелюру и по-птичьи склонил голову.
- Я у твоего брата, конечно, любимый мальчик для битья, но он ещё не удостоил меня своим вниманием. И пусть продолжает в том же духе. Если мы случайно встретимся на омикроновском корпоративе, это может немного попортить праздник всей фирме.
Привычка говорить несерьёзно о серьёзном заметно снижала накал страстей, и стороннему наблюдателю разговор вполне мог показаться шутливой болтовней ни о чём. Шутливости здесь было столько же, сколько прямодушия у поворота под прямым углом и невинности у стриптизёрши.
- Кстати об этом.
Вы замечали, что фразы, начинающиеся со слова «кстати», всегда некстати?
- У твоего брата всегда была склонность собирать нечисть для порабощения мира - или это хобби текущего века? Просто уточняю, чтобы быть готовым. Ну знаешь - идти строем, сжигать ведьм, приносить в Изнанку демократию.
Оскар выпрямился, вновь почувствовав на себе липкий взгляд из дальнего конца зала, и предложил:
- Прогуляемся? А то боюсь, что меня здесь скоро снимут.
Хотя манеры Чинаски за два века несколько поистрепались, он до сих пор считал неприличным разбивать чужой нос у кого-то в гостях.
А ещё ему очень не хотелось, чтоб у разговора появился третий участник, пускай и пассивный.
Они вышли на улицу и, пока шли вдоль нью-йоркской улицы, Оскар коротко рассказал про своё участие в культурно-массовой деятельности Омикрона, а закончил последними сплетнями о том, что МакРей стал почётным членом организации.
- Что настораживает. Есть идеи, что у него на уме?

+1

5

Чем дольше знакомство, тем меньше взаимных попрёков: скучно становится. В компании Оскара Самаэль всякий раз убеждался, что общение со старым знакомцем приятнее, чем со свежей жертвой, потому как свободно от всяких дурацких мелочей вроде давних обид, клятвы мести или ещё какой-нибудь ерунды в том же духе.
- Быть англичанином - быть трупом с рождения, милый Оскар. Или трупом вдвойне, - откликнулся Самаэль. - Так что в некотором смысле тебе есть, куда падать.
Дотянувшись до стойки, он выудил из зелёную соломинку, сунул её в свой стакан и принялся сосредоточенно грызть, рассматривая Оскара. Замечательно весёлый, художественно встрёпанный демон, пейзажи Разлома, неестественно необщительный Натаниэль, омикроновские корпоративы и шутливый тон. Десять фунтов отборной несерьёзности, с которой обычно начинаются все самые серьёзные проблемы. Стоп, омикроновские корпоративы? Это забавная случайность или у Оскара всё-таки есть противоестественная тяга к не в меру пафосным конторам, которые возглавляют лишённые чувства юмора архидемоны и демоны?
- Дорог не пейзаж Разлома, а внимание к покинутому брату, - Самаэль назидательно поднял палец. - Хотя, если Нати всё ещё не проявил интереса даже к тебе, не знаю, что и думать, и почти готов его простить: вдруг всё дело в гриппе, который он подхватил из-за акклиматизации в мире живых. Надо бы послать корзину роз или яблок, - он потянул сок через соломинку и облизнулся.
Напоминание о новомодном хобби Натаниэля, впервые проявившемся тридцать лет назад, в сочетании с Омикроном неприятно звучало, а пахло ещё хуже. Братцу было так скучно в Разломе, что, едва выбравшись, он страстно захотел снова играть в солдатики? Или, может быть, их нежный и меланхоличный Натаниэль в обиде и теперь хочет проучить оставшихся в мире живых братьев с помощью своих новых ручных болонок? Второе было бы очень не по-семейному. Остаётся, конечно, ещё и третий вариант: в Разломе печальный легионер стакнулся с Эваном, и вернулись они единым фронтом вершить добро и учинять справедливость. Такое кому хочешь испортит настроение. Самаэль недовольно поджал губы.
- По-моему, это не хобби, а какой-то приставучий вирус нынешнего века, - хмуро сообщил он Оскару: - Знаешь, что-то вроде "Ты никто, если у тебя нет карманных солдатиков и банальной идеи, но ярко упакованной идеи, которой их можно развлечь". Так недолго и почувствовать себя никем, - Самаэль удручённо вздохнул, потом прибавил: - Кажется, Нати потерял форму в своём Разломе: раньше солдатики были хотя бы самолично дрессированные, а теперь пожалуйста, прокат у Омикрона.
Пухлый генуэзец в дальнем конца зала шумно чихнул, чем привлёк к себе всеобщее внимание. Хозяин бара тоже о нём вспомнил, проследил взгляд толстяка, устремлённый на Оскара, и улыбнулся современнику Лоренцо самой сладкой своей улыбкой. Тот побледнел и заметно стушевался, пытаясь слиться со стеной.
- Съём - это слишком вульгарно для полудня, - осуждающе сказал Самаэль и встал. - Но всё равно пойдём, не упускать же нью-йоркский май.
Майский день и правда выдался хороший, хоть и слегка ветреный, промоутеры почти не вертелись под ногами, а уличные проповедники и бродяги держались на почтительном расстоянии - красота, да и только. Разговор радовал меньше, чем весна вокруг. Омикрон со слов Оскара выглядел похожим на Легион, только, кажется, имел менее глобальные цели. Или всё-таки не менее?
- Идеи, идеи... - задумчиво проговорил Самаэль, вышагивая по слегка щербатому тротуару. - Видишь ли, дорогой мой Оскар, что на уме у нашего Нати, зависит в первую очередь от чувств, - последнее слово он произнёс с особенным чувством и даже с придыханием. - Я слышал, что с одним из главных омикроновцев у него давние и на редкость тёплые отношения. Прямо как у нас с тобой, - Самаэль светло улыбнулся, потом продолжил. - Есть ещё наша милая Селина. Что о ней слышно? Как она повязана с Омикроном и повязана ли? Насколько крепко? По моим сведениям, именно она откопала Нати. Если она что-то должна этим горячим калифорнийцам, возможно, мой дорогой брат решает проблемы своей леди.
Чем дальше шёл разговор, тем больше Самаэль хотел знать об Омикроне. И в первую очередь ему хотелось всё узнать именно от Оскара, которому было не занимать способности не только смотреть и слушать, но ещё и вовремя делать верные выводы.

Отредактировано Samuel Lostman (2014-07-27 21:43:17)

0

6

Оскар был склонен оказываться в подозрительных авантюрах – чего уж там, он был королем подозрительных авантюр, откройте любой словарь на статье «подозрительная авантюра» и увидите там фотографию Оскара, на которой он вышел неудачно, а потому практически неузнаваем, – но этот случай был особенным, буквально-таки феноменальным.
Здесь Оскар был вынужден подчищать хвосты.
Популяция Изнанки в большинстве своем – недалёкие создания, которым каждая их сверхчеловеческая способность заменяла другую способность, куда более важную, –думать. Среди них особняком стояли архидемоны, хотя Чинаски мог судить только по двум из них – по тем, с кем был знаком. С одним очень долго, с другим дольше, чем хотелось бы. Он не обольщался на счёт места, которое занимал в жизни и смерти МакРея, однако расстались они на плохой ноте – и песня это, если начнётся вновь, будь насквозь фальшивой. Как знать, не испортился ли характер этого милашки после Разлома.
Что-то подсказывало, что прогноз неутешителен.
Именно поэтому Оскар и был здесь, по правую руку от Самаэля, вышагивая вдоль улицы. Старая привычка – гулять, размышляя, – формировалась в садах и парках венгерского Версаля. Но сейчас подойдут и улицы Нью-Йорка – затеряться на них легко, если ставишь себе такую цель.
Селина Квинзел. Последний раз они виделись спустя несколько дней после воскрешения Оскара.
– В нашу последнюю встречу она не стремилась к радикальным мерам. Затаилась мышью – я было заподозрил её в пацифизме. Но это в феврале, и с тех пор многое изменилось. Как по мне, открыть Разлом – достаточно радикально. Похоже, план у Селины был уже давно, а лишнее внимание не входило в него.
Сейчас это всё неважно. Сделанного не отменишь, воду по капле не соберёшь, архов в Разлом не засунешь.
– Омикрон и Сеть часто сотрудничают, так что связь весьма прямая. Сам ритуал проводил круг Тени – эти милейшие некроманты, которые наверняка приложили волшебную палочку к паре-тройке ведьмовских катаклизмов. Ох, Роберт, как я устал от всех этих организаций! – последняя фраза будто вырвалась и была произнесена с чувством, неожиданной искренностью, Оскар даже назвал его по прежнему имени.
С той же горячностью он продолжил:
– Омикрон, Сеть, Легион, Тень, Роял Флэш, Омега... Ну почему, почему нечисть так любит собираться в группы? – он патетично тряхнул головой. Обычным демонам не удаётся делать это эффектно патетично, но Оскар справился. – Я даже подумываю о том, чтобы отправиться к ведьмам и предложить им свои услуги. Вот только никак не выберу, к кому именно.
Оскар произнёс это с сардонической улыбкой, которая скрывала истину: в грядущем конфликте он и правда импонировал ведьмам. Ведь они такие забавные. А он очень не хотел, чтобы повторился 2013 год. Для Оскара и его головы это было неудачное время.

+1

7

Самаэль щурился, хмурился, поводил плечами и выглядел донельзя недовольным, пока не нащупал в кармане коробочку едких малиновых леденцов и не отправил один из них в рот. Малиновый леденец - спасение в минуту тяжёлых раздумий не хуже кофе или, например, морфия, а раздумья у Самаэля сейчас были очень и очень тяжёлые. Такие тяжёлые и неприятные, что в самый раз снова задуматься о возможности разлития желчи в организме архидемона.
- Значит, Сеть и Омикрон. И Тень. И посреди всего этого маленькая мисс Квинзел, которая совсем не отличается радикализмом, но каким-то образом всё время умудряется оказаться в центре событий, а то и запрыгнуть на трон с ногами, - он сосредоточенно разгрыз леденец и покосился на Оскара: - Открытие Разлома никак не тянет на поездку в Диснейленд, тут ты прав. Либо ей стало скучно без королевства, либо она умудрилась кому-то что-то задолжать и нуждается в Натаниэле, чтобы решить проблему, либо просто соскучилась по своему возлюбленному, - помолчав, Самаэль огорчённо вздохнул и пожаловался своему спутнику: - У моего брата есть скверная привычка смешивать эмоции и дело и, похоже, он передал её своим сотрудникам. Экая мерзость.
Внезапная вспышка у Оскара получилась до того искренней и подкупающей, что Самаэль слегка сбавил шаг и с интересом воззрился на своего спутника. Подлинные то были чувства или нет - неважно, сейчас архидемон их более чем разделял, настолько поперёк горла становилось то, с каким завидным упрямством обитатели Изнанки дырявили лодку, в которой плыли все вместе. Шум и оглушительный пафос, всё это сопровождавшие, раздражали и действовали на нервы ничуть не меньше.
- Эта усталость у меня уже даже входит в привычку, дорогой Эдвин, - философски заметил Самаэль и громко разгрыз ещё один леденец. - Думаю, это всё семейственность. Знаешь, нечисть ведь небогата семейными связями, вот и сбивается в стада, чтобы было уютнее. Наиболее цельные индивидуальности избегают этой судьбы, - хмыкнул он, улыбнувшись Оскару.
Некоторое время Самаэль шёл молча, рассматривая тротуар у себя под ногами. Шутки шутками, а то, как активизировались в последнее время изнаночные банды, могло и впрямь стать головной болью. Омега, Омикрон, Сеть, Тень - все они чего-то хотят и их хотений вполне хватит, чтобы раскачать ситуацию, повторить события тридцатилетней давности в новой редакции и привести дело к договору, который будет похуже заключённого в две тысячи тринадцатом. Этому делу не помешал бы стопор, вот только какой? Мысль о ведьмах, высказанная Оскаром, может оказаться не такой уж бредовой. Самаэль покосился на собеседника.
- Знаешь, друг мой Оскар, а ведь ведьмы - это мило, - медленно проговорил он. - Не так уныло, как стражи, не так раздражающе, как выкормыши моего брата. Не слишком опасно и вполне не скучно. Они, правда, тоже решили сбиться не то в стаю, не то в стадо, но я решил на всякий случай поразведать, что у них там творится, это может оказаться полезно, - архидемон помолчал, потом продолжил: - Ещё полезнее будет из первых рук узнать, какие планы у нашего главного всадника Апокалипсиса. Думаю, Нати по мне соскучился. И, конечно, будет просто замечательно выяснить, насколько начальство Омикрона откровенно с моим романтичным братом, со всем миром и собственными подчинёнными. Тебе ведь, наверное, не составит труда это узнать? - лучезарно улыбающийся Самаэль грыз теперь сразу два леденца: впереди замаячил гамбит, интересный и забавный, и это очень поднимало настроение.

0

8

- Семейственность? - Оскар хмыкнул. - А может, ты прав. Я слышал, у твоего старшего брата есть маниакальная потребность создавать себе искусственную семью. Делает демонов и называет их своими детками, а в женах у него ходит ангел. Прямо-таки американская мечта. Либо он в детстве не наигрался в дочки-матери, либо это глобальная гиперкомпенсация собственных отношений с отцом. При этом тебя-то, своего настоящего брата, он не особенно жалует.
Оскар не удержался от того, чтоб нажать на больное. Все эти внутрисемейные разборки архангелов были бы забавными, если б не масштаб зоны покрытия: случись им устроить полноценную драку и порубить лес, щепки полетят из чужих тел. Благо сами дерущиеся бессмертны.
А может, дело было как раз в этом бессмертии. Когда обречен вечно смотреть на одни и те же лица, неудивительно, что возненавидишь их. Боженька просчитался, когда не создал им сестру.
У Оскара тоже был старший брат - когда-то давно, в прошлой жизни, погибший ещё до его рождения за дело, которое считал правым. В своё время юный и впечатлительный Эдвин Алмаши, наслушавшись историй о героической смерти брата, чуть ли не боготворил его - благородного, начитанного юношу, красавца и умницу, героя девичьих грез и фантазий.
Так и Самаэль смотрел на Люцифера сквозь розовые очки - видимо, таков был удел всех младших братьев.
- О, предоставляю тебе взять брата на себя. Что-то мне подсказывает, что после нашей последней встречи он не будет рад меня видеть.
Это "что-то" красным зарубцевавшемся шрамом пересекало его шею там, где от неё была отделена голова.
- Хочешь отправить меня шпионить в собственной конторе? Фи, Сэмми, как это низко. Я бы лучше занялся ведьмами. Слышал, что в последнее время в их рядах появилось слишком много вдов и сирот, которые нуждаются в утешении.
Оскар остановился посреди улицы, повернулся к Самаэлю и внимательно так, проницательно, посмотрел ему в глаза.
- Если у тебя есть план, я бы хотел его услышать. Потому что когда мы импровизировали в последний раз, мне отрубили голову и отправили её куда-то в Алтайский край, а меня самого - в небытие на тридцать лет. Не хочу жаловаться, но мне там очень не понравилось.
Он не стал уточнять, где ему не понравилось больше - в небытии или Алтайском крае.
И это была правда. Оскар до сих пор слышал шёпот тварей, живущих в тонкой прослойке между миром живых и мёртвых - ободок реальности, куда попадают потерянные для жизни. Или такой чести удостоился только он?
В один момент, спустя месяц, он даже слетел с резьбы - выражение грубое, но верное. Одержимый паранойей, манией величия и депрессией, Оскар выискал своих старых врагов и вырезал их мясницким ножом, смакуя их боль и страдания, как древнее вино. Таким его и нашла Демона - демоница (это ясно по одному лишь имени), которая привела его в Омикрон. Оскар собрался и с тех пор сдерживал свои садистские порывы - если, конечно, не принимать в расчёт тот случай, когда он поджёг дом Рихтера вместе с хозяином. Но это был чистый расчёт мести.
Был ли? Или это поведение можно назвать суицидальным, тем более что демон наверняка спасся?

0


Вы здесь » TSS: ASUNDER » ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » [095] о башмаках и сургуче, капусте, королях


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC