[048] what the hell - Raelyn Liddell
[055] escaping the fate - Mallen Clavell
[065] о старых долгах и новых связях - Claire Salisbury
[067] we are who we are - Gabriel Karstark
[068] a candle at my chest - Nathan Nightwing
[082] одному и топиться идти скучно - Mallen Clavell
[090] the whispering ghosts - Meredith Clavell
[091] отцы и дети - Vladislaus L. Drake
[092] chapped and faded - Lucas Astern
[095] о башмаках и сургуче, капусте, королях - Samuel Lostman
[096] wisdom and justice - Claire Salisbury
[097] awake and undead - Samuel Nightwing
[098] dark days - Evan Justice
[099] never let me go - Michael Rightmance
[100] even gods do - Hannah Targaryen
[101] in all my dreams i drown - Anabel Frost
[102] i should rise and you should not - Meredith Clavell
[103] what must we do to restore - Demona Ivys
[104] the choice - Dustin Born
[105] those who loyal - Jude Graywater
[107] rescue me - Gabriel Karstark
[108] посторонним в. - Mirtha Vacietis
[109] give me back my broken night - Mallen Clavell
[110] зачем нужны старшие братья - Samuel Lostman
[111] в чернильности ночи ужас обнимет лапой - Lucas Astern
[113] в траве скрывается змея - Daniel DeWitt
[115] я возьму покоя кристалл и слеплю из него звезду - Regina Knowland
[116] всадники - золотые ручки - Balthasar Harrenhal
[117] oh sister - Charles Blackwood
[118] кровные узы - Nathaniel McRae
[119] the heart of the desert - Nick Frost Jr.
[120] let's scare death - Evangeline Kelferey
[121] there will come a time and i will look in your eyes - Nathaniel McRae
[122] forget this dreadful - Anabel Frost
[124] to unite as one - Aurora Nightwing
[126] if you only knew - Antony Strider
[127] say something - Antony Strider
[128] where did you put the gun? - Jacqueline Ripley
[129] do u wanna fly? - Hannah Targaryen
[130] куда приводят мечты - Ilse Hartmanis
[131] we show no mercy - Nathan Nightwing
[132] emotional explosion of fire - Saraphina Clavell
[133] семья - не список кто кого родил - Nick Frost Jr.
[134] никакой матери, кроме божьей, в храме не упоминается - Aaron Gideon
[135] catch me if you can - Mirtha Vacietis
[136] послушай, остановись, пока не поздно! - Balthasar Harrenhal

время в игре: апрель-май 2043-го года
30 лет спокойствия Изнанки предсказуемо обернулись очередным кровавым кошмаром. И если события 2013-го года были сравнимы локальной катастрофе в масштабах одного города, то сейчас, в 2043-ем году, в изнаночный конфликт оказывается вовлечены все Соединенные Штаты. С одной стороны – Альянс – объединение крупнейших демонических группировок, где главенствующая позиция отводится Омикрону – фракции, контролирующей Лос-Анджелес. С другой стороны, - изрядно поредевшие в ходе череды несчастий ведьминские кланы, решившие объединиться, чтобы дать отпор многочисленным неприятелям. И с третьей стороны, - Орден стражей и Арканум, действующие по указке архангела Эвана и стремящиеся под корень изничтожить всех нарушителей спокойствия и привести Изнанку в полагающийся ей порядок. Не стоит ждать войны, - она уже идет. Пришло время выбирать, кому быть верным, с кем заключать союзы, а с кем враждовать, потому что в этой борьбе вряд ли возможны компромиссы. И если ты думаешь, что у этой истории может быть счастливый конец, то ты невнимательно слушал. ©

TSS: ASUNDER

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TSS: ASUNDER » СЮЖЕТНЫЕ ЭПИЗОДЫ » [098] dark days


[098] dark days

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Dark days.
Тип: сюжетный эпизод.
Дата: 21 апреля 2043 года.
Место: Нью-Йорк, конференц-зал в одном из "изнаночных" элитных клубов.
Участники:
Lucas Astern
Nathaniel McRae
Evan Justice
Michael Rightmance

Прежде первые сыновья Господни никогда не отличались излишней сплоченностью, однако пребывание двоих из них в Разломе в течении тридцати лет кажется прекрасным поводом, чтобы, наконец, встретиться. Из шестерых вместе собираются пока только четверо, однако и при таком раскладе им есть, что друг другу сказать. Например, поведать Натаниэлю и Эвану о том, что произошло за время их отсутствия, выслушать ответное повествование, и, под конец встречи, поделиться опасениями в связи с набирающим силы Омикроном, а также определить свои стороны в назревшем конфликте.

0

2

офф

простите мне этот бред. пишу то, не знаю что блин(

внешний вид: так как-то и кеды. неизменные кеды. сотона любит кеды.

На самом деле, он представления не имел, придут братья или нет. Идея собраться вообще даже не Люциферу принадлежала, а Гейбу. Причем по большей части это была рекомендация продефилировать перед братьями без рубашки, демонстрируя новехонькие шрамы и, как бы, намекая, что до неуязвимости им еще очень далеко. В общем-то, идея не была лишена смысла. Именно сама встреча с братьями, а не демонстрация новых «украшений». Их Люцифер предпочел бы оставить при себе, итак Михаил видел – этого вполне хватит.
Разумеется, сообщение было передано посредству их арховской связи, со стороны выглядело забавно: как Люцифер, стоя на балконе, поднял глаза к небу и сосредоточенно возвестил, что двадцать первого числа сего месяца неплохо было бы встретиться примерно к шести часам вечера и, дескать, место найдете сами. Благо, способности позволяют, а Люцифер уже тысячу лет к ряду не скрывается. Из-за Николаса и Гейба, само собой. Конечно, брат, как бы, чисто технически может найти его и с помощью отцовского подарка, однако доводить до греха не хотелось. К тому же, Николас и сам не слишком любит прибегать к нему, считая, что раз братья прячутся – так тому и быть.
Влад был очень любезен, предоставив для встречи свой клуб. Во всяком случае, это самый лучший из всех возможных вариантов хотя бы от того, что Люцифер полностью доверяет сыну. Правда, частота возвращений Влада в конференц-зал говорила о том, что он хочет присутствовать при разговоре.
Интересно, придут ли Натаниэль и Эван? В принципе, с последним они уже кратко побеседовали утром двадцать шестого марта, так что он вполне может положить болт на просьбу встретиться. Натаниэль тоже, вполне возможно, решит, что ему это не нужно. Зато вот в том, что Михаил не проигнорирует старшего брата, Люцифер был уверен на все сто процентов. После семнадцатого-то числа вообще даже несколько удивительно, что архангел не проявил излишней заботы, явившись проверить Светоносного на следующий день.
Самаэля архидемон вообще не звал, просто потому, что не хотел. Опять отмёл его под предлогом несерьезности характера. Николас теоретически должен был прийти, но, к несчастью, не срослось – на него предсказуемо свалилось свыше тысячи неотложных дел. Нет-нет, брат не вешал лапшу на уши, просто действительно – не получится. Светоносный недовольно бубнил, хая почем зря «этот твой бизнес», на что Николас улыбнулся: «А без меня не справишься?». Люцифер покачал головой, дескать, справлюсь, но если освободишься – приходи. Именно в этот момент до него неожиданно дошло, что они с Николасом стали очень близки. Это проявляется хотя бы в том, что видятся довольно часто, при этом всё чаще просто потому, что хочется, а не от того, что снова случился какой-то глобальный пиздец.
Люцифер, хмыкнув, сделал глоток виски из бокала в руке, после чего задумчиво побарабанил указательным пальцем по гранёной стеклянной поверхности. Что ж, это очень даже хорошо. Авось, через тысячу лет получится сблизиться и с остальными братьями, а то при условии того, что они неразрывно связаны – оторваны друг от друга. А ведь когда-то были не разлей вода все шестеро. До падения.
- Тебе нравится? – раздался голос Влада за спиной. Люцифер медленно повернулся к сыну и вопросительно поднял брови. – Иллюстрация к книге Джона Мильтона, - демон рукой показал на черно-белый рисунок в рамке, - оригинал, - похвастался Влад, широко улыбаясь.
- Ты в курсе, что у меня крылья не такие? – полюбопытствовал Светоносный, отходя от стены в центр зала и садясь в кресло.
- Я бы оповестил художника, но он, видишь ли, помер давно, - угрюмо отозвался Дракула, судя по звуку, всплеснув руками, - это всё, что ты можешь сказать?
- Я, по-твоему, должен в экстаз прийти, видя собственный полёт с Небес на Землю? – ядовитым голосом осведомился Люцифер, взбалтывая содержимое бокала и оглядывая большой светлый зал, почему-то вспоминая вычурные помещения музеев искусств.
- А мне нравится.
- Рад за тебя, - Люцифер отсалютовал стаканом, после чего сделал глоток и продолжил говорить, - не надейся, что останешься.
- Просто хотел спросить, твои братья сюда прямо придут или их нужно будет встретить и привести кому-то из моих? – ловко вырулил демон, хотя голос прозвучал раздосадовано. Его, судя по всему, крайне огорчает то, что Люцифер раз за разом исключает возможности лишней встречи с архами. Что же делать, покуда Светоносный – параноик, и считает, что лучше перестраховаться?
- Откуда мне знать? Я не читаю мысли, - архидемон равнодушно пожал плечами, кладя ногу на ногу, - предполагаю, в силу своей фантазии. Эван вот может крышу пробить и сверху упасть, - Люцифер вздохнул.
- Всё шутки шутишь?
- Нет, я вполне серьёзно, - архидемон снова пожал плечами. Влад что-то недовольно прошептал, после чего послышались шаги демона и затем дверь за ним закрылась.
Какие уж тут шутки, если Эван пару раз действительно буквально на голову сваливался в средние века, размахивая клинком? Он у них архангел с изюминкой. Остается только надеяться, что тридцатилетнее заключение в ином мире слегка изменило его.

+1

3

Внешний вид

http://se.uploads.ru/t/NYtHk.jpg

У каждого есть привычки, от которых так просто не откажешься. Не обязательно пагубные, не обязательно нежно дорогие сердцу, но непременно въевшиеся, буквально впитавшиеся в подкорку, они меняются настолько редко, что кажутся бессмертными. В случае Натаниэля, примерно так дела и обстояли. И самой прочной и непоколебимой из этих привычек, почти непреложным правилом стала непременная встреча с братьями раз в несколько десятилетий. Нельзя сказать, что продиктованы эти редкие семейные сборища были глухой тоской по родной душе. Сентиментальностью из всех шестерых отличались разве что Люцифер да Николас, прочие руководствовались соображениями исключительно практическими – если братец выходит на связь и дает о себе знать, значит, мироздание еще не рухнуло, и можно гнить в своей персональной вечности дальше. Что бывает в противном случае, Натаниэлю узнать не довелось, ибо именно он и оказался тем самым не вышедшим на связь. Он да еще младшенький, всеобщая головная боль, насильно несущая в мир справедливость и возмездие, Создатель знает во имя чего. И вот, когда заключение в потустороннем мире оказалось позади, МакРей незаметно для себя осознал, что отчасти даже ждет возможности увидеться с братьями. Как ни отрицай, но именно они пятеро и были его главными якорями в этом мире, опорами его существования, и как раз опора была Натаниэлю сейчас необходима.
Как оказалось, даже для всесильного бессмертного создания, первотворения, пребывание в мире загробном пагубно. Настолько, что Натаниэлю иной раз казалось, будто то измерение так его и не выпустило по-настоящему из своих цепких ядовитых когтей. Будто яд, проникший в жилы и медленно лишающий рассудка, воспоминания о пребывании там отравляли существование неуязвимого архидемона, и успокоения от этой напасти он пока не нашел. Их таких было всего двое, тех, кто способен был вернуть Натаниэля из той глубокой прострации, в которую он проваливался временами словно в черную дыру – Селина и Дэн. Дэн, который был Натаниэлю ближе, чем сын, последний из созданных им. Мудрый, сильный, одаренный Дэн, совершенно при том лишенный пагубной жажды власти, что часто присуща прочим настолько же талантливым, и в этом похожий на своего создателя. В сравнении с прочими приближенными, именно ДеВитту архидемон доверял безгранично. Причиной единственных опасений, связанных с Омикроном и самим Дэном, был Фредерик, неразумный выкормыш ДеВитта, до обидного мало с ним схожий. Впрочем, пока Дэниелу удавалось держать главу организации на коротком поводке, оставалось надеяться, что и впредь он справится со своей задачей так же успешно, чтобы МакРею не пришлось впутываться в это самому. Несмотря на свою политику невмешательства, кому-то другому вершить судьбы его подопечных Натаниэль ни за что бы не позволил.
В общем-то, именно это и было главной целью нынешнего визита к братьям – расставить приоритеты. В той мышиной возне, что затеяли ведьмы, все невольно занимали чью-то сторону. Дрянной народец, сколько Натаниэль их помнил, только и ждали ведьмы повода вцепиться кому-то в глотку, вставая на защиту своих. Однако междоусобицы, подобной нынешней, не припоминал и бессмертный. Словно наследники Раганы сошли с ума, устроив грызню над ее свежей могилой. Гибель давней знакомой, между тем, не вызвала у МакРея никаких эмоций. Их давняя связь для него самого являла из себя нечто незначительное, не стоящее упоминаний, сама же ведьма до своей смерти избегала архидемона всеми силами, и уже это подтверждало ее легендарную мудрость.
В клуб, где была назначена встреча, Натаниэль прибыл один. Несмотря на активные протесты Селины, архидемон все же считал, что ей лучше бы пореже бывать в компании ему подобных. Тем более, если явится все-таки Эван.
Как оказалось, МакРей появился на месте встречи не первым – там уже терпеливо дожидался старший брат. Чуть улыбнувшись, Натаниэль шагнул к Люциферу, протянув ему руку для пожатия и борясь с неожиданным желанием обнять брата.
- Люцифер, брат, рад видеть тебя снова. И счастлив иметь возможность поблагодарить за то, что ты И Николас сделали.

Отредактировано Nathaniel McRae (2014-07-25 23:39:45)

+2

4

Люцифер, едва Влад скрылся, снова погрузился в раздумья, закрывая глаза. Он, согнув руку в локте, вертел сжатый в пальцах стакан, невидяще глядя перед собой. Мысли медленно текли в голове, подобные вялой и почти неподвижной речке где-то в долине. Словно волны её, они находили друг на друга, одна переходила в другую, но все, как одна, заканчивались вопросительным знаком или ничего не обещающим многоточием.
Архидемон вернулся на месяц с небольшим назад, вспоминая сломанные крылья Гейба. Подавил нервный вздох и поднимающееся в нём беспокойство, вперемешку со страхом, когда разум был так любезен подкинуть самые красочные картинки. Падший попытался абстрагироваться от эмоций, это даже получилось. Теперь была ледяная логика – Люцифер попробовал найти во всем этом смысл.
Но его не было. Не было смысла, была сплошная нечеловеческая жесткость, которая обычно свойственна им, архам, а не тем существам, которые когда-то были людьми. Архидемон бы не удивился, коль крылья его замечательному ангелу сломал бы демон. Но это был точно такой же, как и Габриэль, пернатый. Если не он сам это сделал, то не остановил черноглазых, которые этим занимались.
Вздох.
Особенно непонятно, почему это был Разиэль. Он, казалось бы, хороший пернатый, при условии, что Люцифер слово «хороший» вообще мог с большим трудом применить к кому-то из гарнизона Эвана. Да, среди них-таки попадались исключительные экземпляры, например – Иеремия. Он, конечно, был невероятно надоедлив и приставуч, даже терпеливому, в целом, Люциферу мог выебать мозги, однако у Джерри было очень острое восприятие добра и зла. Этот ангел четко понимал, где справедливость. Конечно, можно сказать, что есть правда голодного волка, а есть правда овцы, которая хочет жить, но эти слова были не про Иеремию. Даже если его внутреннее мироощущение было в корне иным, он всё равно видел, где добро, а где зло, и поступал так же на основе этих выводов, даже если приходилось идти против самого себя. Иначе просто не объяснить его «дезертирство» из гарнизона Эвана в тот миг, когда началась охота. В смысле: архи для ангелов были сродни богам, особенно в те стародавние времена. То, что говорил арх приравнивалось к непреложным истинам мироздания, к словам самого Всевышнего. И Джереми сумел пойти против этого, увидев несправедливость в том, что Эван объявил охоту на ангелов падших.
Интересно, сколько их осталось? Десять? Пять? Или лишь трое: Возвещающий Гавриил, Исцеляющий Рафаил и Пламенеющий Уриил?
Затем в голове всплыла свадьба Авроры. Кровавый ад, помесь боли и криков, и ядовитого страха потерять тех, кого так сильно любишь. Магии стихий и энергии почти безвредны для архов, магия смерти вообще бесполезна – некромагия работает на тех, кто может умереть или уже умер, но никак не на абсолютно вечных сыновей Господа. А вот магия крови может причинить им вред. Что же, об этом следовало догадаться еще в тот славный миг, когда Тихон, больше сотни лет назад, наказал не сдавать кровь на анализы даже под пытками. Как объяснял бывший маг, оборотней, ангелов, демонов – да кого угодно! – легко спутать с людьми, и лишь более-менее детальное исследование даст почву для размышлений. Но кровь Люцифера, а значит и всех архов, по словам Тихона резко отличается от крови людей. Дескать, даже самый плохой медик при взгляде на алые капли под микроскоп ахнет и скажет, что такого не может существовать в природе. Разумеется, не может – природа появилась позднее первых творений. Люцифер качнул головой, решив, что про свадьбу кратко поведает. Надо, чтобы братья знали.
Из потока мыслей его выдернуло ощущение присутствия Натана. Архидемон медленно приоткрыл глаза и поднялся навстречу брату. Первое мысленное желание обнять его благополучно утонуло в протянутой руке Натаниэля. Люцифер, ничем не выказав разочарования, взялся за ладонь Натана брата и несильно сжал, легко улыбнувшись. Он невольно подумал о том, что многие их встречи с Николасом начинаются либо с объятий, либо с теплого «Привет» в адрес друг друга. «Свидания» на почве каких-либо событий, выходящих за грани разумного, не в счет – там не до нежностей.
- Не за что, - кивнул Люцифер, все еще легко улыбаясь Натану, - Гэбриэл передавал привет, - ввернул архидемон, хотя никакого «привета» не было. Если, конечно, не расценивать в таком ключе ядовитый взгляд Габриэля в духе «я рад, что ты счастлив, но предпочел бы, чтобы вы не рисковали».
Рукопожатие длилось слишком долго. Пора было уже отпускать руки, Натан, кажется, даже попытался это сделать, но Люцифер внезапно сжал ладонь брата сильнее, не отпуская её. Он уже не улыбался, а на скулах проступили желваки.
- Будь любезен – не прыгай больше в подозрительного рода отверстия. Это было очень благородно, конечно, но, - Светоносный склонил голову на бок и растянул губы в недовольной полуулыбке, - я был бы очень благодарен, если бы нам с Николасом больше не пришлось открывать проход и рисковать всем миром, потому что наши младшие братья – идиоты, - Люцифер говорил, почти не размыкая рта и глядя прямо в глаза Натаниэлю. Через несколько секунд отпустил его руку и вновь стал непоколебимо спокоен, опускаясь в кресло.
- Ну-с, как тебе мир за последние тридцать лет? Изменился? – осведомился Люцифер, кладя ногу на ногу и прикрывая длинными пальцами рот. – А Изнанка? – Светоносный чуть повел рукой в воздухе. – У нас тут война ведовских кланов на пороге, пропавшие ангелы, которые ломают крылья своим же собратьям… Ох, да, чуть не забыл! И очередной Легион, - весело добавил Люцифер, сощуриваясь, - я, каюсь, грешен, сначала подумал, что это дело рук Сэмми. Ну, знаешь, ощущение дежавю. Потом правда вспомнил, что он хоть и младший, но на такой яростный…ммм…долбоёбизм ему ума просто не хватит, - архидемон закончил говорить без каких либо эмоций на лице. Он даже не отчитывал Натана, а лишь говорил по факту, как есть на деле. Просто сидел непоколебимо спокойно и равнодушно, локоть поставив на подлокотник кресла и пальцами придерживая свое лицо. Вид у него был такой флегматичный, словно он пересказывает прогноз погоды. С тем же самым лицом Люцифер сообщал своим ученикам «Я вам сейчас «печалек» в журнал наставлю», когда узнавал, что больше половины класса не выполнили домашней работы.

+2

5

Если что и могло вывести безмерно спокойного и вполне дружелюбно настроенного Натаниэля из себя в мгновение ока, так это братья. Впрочем, раздражение и злость на них давно стали чем-то привычным, приглушенным, потому не проявлялись в полной мере. Сухо усмехнувшись, архидемон опустился на стул напротив старшего и расположился со всем возможным удобством. Удивительно, от каких мелочей начинаешь получать искреннее удовлетворение, побывав в потустороннем мире. Пожалуй, отпуск в мире мертвых стоит выписывать бессмертным как лекарство от апатии и пресыщенности бренным существованием.
- И ему непременно передавай, – без особых эмоций в голосе отреагировал МакРей, отмечая про себя тот факт, что Люцифер, как видно, все же нашел в себе силы признать, что испытывает к ангелу не просто любовь создателя к творению. Это и к лучшему для обоих, если подумать – Натаниэль, в прошлом имевший удовольствие свести близкое знакомство с Габриэлем, был рад за него настолько, насколько в принципе мог испытывать подобные эмоции.
- Видишь ли, брат, – Натаниэль в вежливом изумлении приподнял левую бровь. – Не прыгни мы с Эваном, в, как ты выразился, сомнительное отверстие, едва ли сейчас мы с тобой могли разговаривать. К тому же, не заметил я тогда желающих разделить нашу участь.
Люцифер мог теперь сколько угодно изображать оскорбленную невинность – уж это ему прекрасно удавалось с самого падения, кривляться в сарказме и отчитывать братьев за безрассудство, его выпады Натаниэля исключительно забавляли, но уж точно не вызывали ни чувства стыда, ни хоть мало-мальски на него похожего. В те времена много времени на раздумья у них не было – его не было вообще. А Натаниэль, даже будучи падшим, не смог не предпринять всего возможного и невозможного, дабы уберечь и Изнанку, и человечество от тотального уничтожения. Признаться, даже за долгие годы раздумий, архидемон так и не понял, что именно толкнуло его шагнуть в Разлом. Тогда решение казалось единственно верным, и, случись даже ему остаться в загробном мире навсегда, МакРей не стал бы жалеть о том, что поступил именно так, а не иначе. Сожаления о содеянном вообще характерны исключительно для мятущихся натур, Натаниэль же к таким не относился.
- Мир все такой же суетливый, грязный и погрязший в грехах по самую шею. Ничего нового из того, что я не видел за прошлые тысячелетия. Все та же возня, – МакРей ухмыльнулся, поймал укоризненный взгляд старшего. – Вернись я и через пару веков, застал бы все то же самое. Жажда саморазрушения вообще у человечества в крови. Не чума, так война – брат на брата, кровь рекой и тысячи гниющих трупов. А все эти оборотни, ведьмы и демоны и иже с ними – не более, чем те же человечки, разве что с большим самомнением и в некоторых случаях менее смертные. И страстишки у них такие же мелкие.
Выслушав тираду брата, которая, как видно, должна была воззвать к несуществующей архидемонской совести, Натаниэль негромко расхохотался. Надо же, столько  тысячелетий, а Люцифер все так же строит из себя безгрешного архангела в сияющих одеждах! Он, первый падший, спровоцировавший падение остальных, читает своему брату ижицу! Поистине забавно, как силен порой бывает самообман.
- Ты недооцениваешь Самаэля, Люцифер. Он бы расстроился, узнав, что ты ставишь его фантазию под сомнение. Поверь, он бывает весьма затейлив в развлечениях.
Действительно, стоит только вспомнить его знаменитый бар – прибежище всевозможного сброда.
- Что касается Легиона, то второго такого уже не будет, – c некоторой гордостью протянул МакРей. – Занятно было. Если ты об Омикроне, то, насколько я знаю, его лидеры не планирую ни геноцида, ни массовой резни – так чего же ты обеспокоился?
Люцифер и прежде любил разводить много шума из ничего, а Натаниэль все так же предпочитал оставаться от его суеты в стороне – ничего не изменилось. Едва ли, если подумать, они, бессмертные и древние как сам белый свет, вообще способны на перемены.
- Что касается ДеВитта, можешь быть спокоен – здравого смысла, равно как и ума ему не занимать. Хоука же Дэниел давно держит в узде, и превосходно с этим справляется.
Дэн, а через него невольно и весь Омикрон, находились под протекцией Натаниэля, оставалось только вбить эту истину в голову Люциферу и утихомирить его лихорадочное стремление во все вмешиваться.
- Я так понимаю, ты хотел поговорить о ведьминской войне? Или у нашей встречи есть более значительный повод? Помимо семейного воссоединения, разумеется.
Натаниэля ядовито выделил последнюю фразу и посмотрел на Люцифера, не сдерживая усмешки. Идут века, сменяются цивилизации, а старший брат все тот же – есть в этом что-то незыблемое и зачаровывающее.
И самую малость раздражающее, без сомнения.

Отредактировано Nathaniel McRae (2014-10-06 23:46:19)

+3

6

Люцифер лишь покачал головой, прикрывая глаза, после чего откинулся на спинку кресла. Да уж, желающих не было. Наверное, потому, что потенциальным «жертвам»  даже не сказали ничего. Архидемон постфактум узнал, уже после всей заварухи, кто именно закрыл Разлом и каким образом. Если бы Люциферу об этом сообщили раньше – он и сам шагнул бы, не думая особенно о том, что оставляет здесь. Да, был Габриэль, которого архидемон безусловно любил той отчаянной любовью, которой так яростно препятствовал Отец. Это легко угадывалось в том, что Натаниэлю когда-то, скажем так, запрещалось испытывать что-то большее к Терре. С другой же стороны, Господь должен был быть просто яростным идиотом, дабы не заметить те же чувства Люцифера к Габриэлю. Сам архидемон – архангел тогда – конечно же внимания этому не придавал, но Отец мог бы догадаться, должен был догадаться. С появлением людей Светоносный всё меньше бывал в мире смертных, однако как только создал Гейба, его было не дозваться домой на Небеса. Люцифер, знакомый в то время лишь с понятием «любовь к братьям», понятное дело, и думать не думал, что есть какая-то другая любовь, кроме этой. Ему простительна эта недогадливость, но вот Господь. Он, казалось, совершенно точно знал, и всё же – связь после падения оставил хоть какую-то. Ни один из ангелов падших не мог похвастаться тем, что всё еще ощущает своего создателя. А Гейб мог. Тогда вопрос: почему одну любовь запрещал, другую нет? К чему такие сложности? Или все это опять великие выборы и испытания, которыми Господь любил сыпать в отношении всех подряд без разбора?
Как же сложно всё это понимать. И нужно ли вообще пытаться понять, искать скрытый смысл в поступках Отца? Может быть, стоит просто жить и получать удовольствие от жизни.
В любом случае, что бы не говорил Натаниэль сейчас, но желающие шагнуть в Разлом нашлись бы. И любовь к Гейбу была бы не препятствием, а лишь еще одной причиной сделать это.
- Как знаешь, - лениво отозвался архидемон, не открывая глаз. Он уже давно для себя уяснил, что вбить что-то в головы братьев дело заведомо проигрышное. Прошло то время, когда его слышали, теперь его только слушают, и то не всегда. Более того, казалось даже, что братья видят его в ином свете, нежели все, кого он знает. Нет, точнее будет сказать – почти не знают его. Николас – знает. И Сэмми, если не всё, то очень многое. Остальные… ответы на вопрос «каким ты меня видишь?» слышать не хотелось. И это было странно и непривычно, ведь мнение их когда-то было самым важным в мире. Теперь же оно маячило где-то позади, казалось незначительным дополнением к фону.  Люцифер любил братьев, безусловно, но в какой-то миг этот прекрасный мир перестал крутиться вокруг них одних. Наверное, это случилось тогда, когда Габриэль пришел к нему в то поселение бригантов. И окончательно это схема утвердилась после встречи с Николасом в Риме. И кто бы знал, что Люцифер будет так близок именно с ним. Словом, архидемон уже знал, каким его видят те, кого он любит, и этого было вполне достаточно, чтобы не обращать внимания на мнение всех остальных.
Люцифер слабо улыбнулся на речь Натаниэля.
- Отвратительный мир, ты прав, - иронично подметил архидемон, приоткрывая глаза, - и ты полез его спасать. И мерзкие обитатели этого мира – они не заслуживают жизни на такой замечательной планете. Со всеми их грехами и страстями…хотя постой-ка, я знаю шестерых идиотов, которые не из этого мира, однако рядом с их прегрешениями все человечество выглядит словно один большой святоша богобоязненный, - Люцифер усмехнулся, приподнимая бровь, - а демоны, оборотни, чародейская братия – те же люди, только живучее, ты прав. И все же. Среди них, как и среди людей, есть невообразимо чистые душой и помыслами личности. И пока они есть – мир заслуживает жизни, - когда-то Люцифер считал наоборот, уверенный, что даже одна паршивая овца может испортить стадо. Сейчас же точно знал, насколько ошибочным был этот взгляд. Насколько отвратительной была «благая идея»: люди не достойны любви братьев, Отец ошибается и должен взяться за передел мира. Наивный и глупый Люцифер. Впрочем, с тех пор ничего не изменилось. Разве что архидемон стал лишь мягче и еще наивнее с тех времен. Но о падении больше не жалеет. Глупо сожалеть о том, что дало ему так много.
- Я осведомлен о его фантазии, - отмахнулся Светоносный, легко проведя в воздухе рукой, как бы говоря, что речь вовсе не об этом сейчас, - то есть, Омкирон разрастается и берет под контроль всё больше территории так просто? У них нет никаких идиллических мыслей о главенстве одной расы над другой и подобного бреда? – вкрадчиво осведомился архидемон, приподнимая бровь. – Я думал так о Легионе, сохранял, как выразился мой демон, «святой нейтралитет». А потом внезапно мир покатился в объятия Конца Света, а я, как петух ошалелый, пытался разнимать стычки сверхъестественных, чтобы Изнанка просто не уничтожила саму себя. Отец дал жить этому миру бок о бок с миром смертных, значит так оно и должно оставаться всегда. Даже Николас в это ввязался, хотя он пацифист еще больший, чем Гэбриэл, - это было еще мягко сказано. Гейб, в сравнении с Ником, был просто убийцей кровожадным, поскольку архангел всегда и до самого последнего держался в стороне ото всего вообще.
- Я прекрасно знаю, что для тебя семья - данность, - Светоносный закатил глаза, говоря об этом с неким привычным равнодушием.
- А для тебя? – раздался голос Луны. Люцифер, повернув голову, приподнял бровь, созерцая недовольным взглядом демонессу, просунувшую голову в приоткрытую дверь.
- Что ты тут делаешь? – в голосе архидемона сквозил ледяной холод.
- Ничего, - Луна сдвинула брови, нахмурившись.
- Иди и ничего не делай в другом месте, - предложил Люцифер, кивком головы указав куда-то в сторону, - любопытство до добра не доведет. Давно «империо» по заднице не получала? – выразительно добавил архидемон. Дочь фыркнула, но тут же скрылась из виду, многозначно хлопнув дверью. Кажется, Влад оказался болтлив. Нужно будет ему подзатыльник выдать, авось молчаливее станет.
Потерев пальцы левой руки друг об друга, Светоносный попытался собраться с мыслями. Что он там сказать-то хотел?
- Ах, да, кланы Четвёрки, - Люцифер кивнул самому себе, - их конфликт разрастается, это может под угрозу сохранение Тайны, а этого нельзя допустить. Это раньше было просто, когда люди бегали за сверхъестественными с вилами и факелами. Если сейчас начнется вторая инквизиция, то бегать они будут с гранатомётами, - архидемон покачал головой, - они, практически, откровенно режут друг друга. У Тесселов была свадьба и там случился… неприятный инцидент, - он с трудом подобрал подходящее слово, - много ведьмаков и ведьм погибло. И еще – магия крови может и нам ощутимо навредить, - Светоносный едва заметно качнул головой. О том, что Люцифер будет на стороне Тесселов, если конфликт перейдет все грани разумного, архидемон предпочел умолчать. Да, в этом плане он был эгоистом и прекрасно это понимал. При всей своей любви к этому миру во всем его трогательном несовершенстве, Люцифер готов был пойти по костям ради близких. Мир или те, кого он любит? Ответ очевиден. Все праведные наставления Отца, намертво вбитые в голову старшего сына, весь этот мир, вообще всё может катится в самое пекло, если под угрозой окажутся близкие Люциферу люди и нелюди.
- Словом, я прошу в это не вмешиваться никак. Ни в дела ведьм, ни в дела Омикрона, вообще ни во что, пока ситуация не станет критической. Но при этом не сидеть строго в стороне, дожидаясь, как говориться, пока петух в жопу клюнет. Пора учиться на своих ошибках - активное вмешательство так же опасно, как и равнодушие.

0


Вы здесь » TSS: ASUNDER » СЮЖЕТНЫЕ ЭПИЗОДЫ » [098] dark days


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC