[048] what the hell - Raelyn Liddell
[055] escaping the fate - Mallen Clavell
[065] о старых долгах и новых связях - Claire Salisbury
[067] we are who we are - Gabriel Karstark
[068] a candle at my chest - Nathan Nightwing
[082] одному и топиться идти скучно - Mallen Clavell
[090] the whispering ghosts - Meredith Clavell
[091] отцы и дети - Vladislaus L. Drake
[092] chapped and faded - Lucas Astern
[095] о башмаках и сургуче, капусте, королях - Samuel Lostman
[096] wisdom and justice - Claire Salisbury
[097] awake and undead - Samuel Nightwing
[098] dark days - Evan Justice
[099] never let me go - Michael Rightmance
[100] even gods do - Hannah Targaryen
[101] in all my dreams i drown - Anabel Frost
[102] i should rise and you should not - Meredith Clavell
[103] what must we do to restore - Demona Ivys
[104] the choice - Dustin Born
[105] those who loyal - Jude Graywater
[107] rescue me - Gabriel Karstark
[108] посторонним в. - Mirtha Vacietis
[109] give me back my broken night - Mallen Clavell
[110] зачем нужны старшие братья - Samuel Lostman
[111] в чернильности ночи ужас обнимет лапой - Lucas Astern
[113] в траве скрывается змея - Daniel DeWitt
[115] я возьму покоя кристалл и слеплю из него звезду - Regina Knowland
[116] всадники - золотые ручки - Balthasar Harrenhal
[117] oh sister - Charles Blackwood
[118] кровные узы - Nathaniel McRae
[119] the heart of the desert - Nick Frost Jr.
[120] let's scare death - Evangeline Kelferey
[121] there will come a time and i will look in your eyes - Nathaniel McRae
[122] forget this dreadful - Anabel Frost
[124] to unite as one - Aurora Nightwing
[126] if you only knew - Antony Strider
[127] say something - Antony Strider
[128] where did you put the gun? - Jacqueline Ripley
[129] do u wanna fly? - Hannah Targaryen
[130] куда приводят мечты - Ilse Hartmanis
[131] we show no mercy - Nathan Nightwing
[132] emotional explosion of fire - Saraphina Clavell
[133] семья - не список кто кого родил - Nick Frost Jr.
[134] никакой матери, кроме божьей, в храме не упоминается - Aaron Gideon
[135] catch me if you can - Mirtha Vacietis
[136] послушай, остановись, пока не поздно! - Balthasar Harrenhal

время в игре: апрель-май 2043-го года
30 лет спокойствия Изнанки предсказуемо обернулись очередным кровавым кошмаром. И если события 2013-го года были сравнимы локальной катастрофе в масштабах одного города, то сейчас, в 2043-ем году, в изнаночный конфликт оказывается вовлечены все Соединенные Штаты. С одной стороны – Альянс – объединение крупнейших демонических группировок, где главенствующая позиция отводится Омикрону – фракции, контролирующей Лос-Анджелес. С другой стороны, - изрядно поредевшие в ходе череды несчастий ведьминские кланы, решившие объединиться, чтобы дать отпор многочисленным неприятелям. И с третьей стороны, - Орден стражей и Арканум, действующие по указке архангела Эвана и стремящиеся под корень изничтожить всех нарушителей спокойствия и привести Изнанку в полагающийся ей порядок. Не стоит ждать войны, - она уже идет. Пришло время выбирать, кому быть верным, с кем заключать союзы, а с кем враждовать, потому что в этой борьбе вряд ли возможны компромиссы. И если ты думаешь, что у этой истории может быть счастливый конец, то ты невнимательно слушал. ©

TSS: ASUNDER

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TSS: ASUNDER » ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » [120] let's scare death


[120] let's scare death

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

Let's scare Death.
Тип: личный эпизод.
Дата: 15 мая 2043 года, вечер.
Место: Айдахо, Блэкфут, квартира Евы.
Участники:
Aurora Nightwing
Evangeline Kelferey

В человеке много всего намешано, но только мы сами вольны решать, какими быть. Душевная тьма тоже не просачивается в нас, если не чувствует в сердце чего-то своего, родного. Боль притягивает боль, смерть - смерть.
На Аврору свалилось слишком много, чтобы можно было справиться самостоятельно. Последствия "зомби-вечеринки" настолько велики и настолько страшны, что даже упрямство не может заглушить панических криков разума. Ей нужна помощь... и не только магическая.

0

2

офф

Мне за это стыдно :с

Внешний вид

Черная рубашка с длинным рукавом и высоким горлом, поверх легкая джинсовая куртка. Темные джинсы. На ногах серые кеды. Волосы заплетены в косу. Под глазами тени, лицо осунувшееся и бледное.

Спать по ночам становилось все тяжелее – стоило закрыть глаза, как какофония звуков обрушивалась на Аврору, обретала плоть, тормошила, трепала, хлестала, и так до тех самых пор, пока ведьма не сдавалась и не поднималась с постели, еще более разбитая, чем до очередной попытки выспаться. Держаться и вести себя более-менее естественно пока что удавалось исключительно на фантастическом упрямстве, сдобренном бодрящими эликсирами из старых арканумских запасов. В прежние времена Рори приходилось не одни сутки жить исключительно на них, но тогда был стимул действовать, шевелиться, и не было времени на оценку самочувствия. Теперь же, за отсутствием первого и присутствием второго, явственно ощущалось, как тяжко дается ей каждый прожитый час.
После свадьбы все пошло наперекосяк, и только сейчас Авроре представился шанс осознать, насколько непоправимы и ужасны были произошедшие в ее жизни перемены. Сначала она лишилась Чака – брат почти не звонил, не появлялся, а после гибели отца и вовсе перестал давать о себе знать. К счастью, три дня назад Чак вернулся, и одно его появление заставило Блэквуд хоть немного встряхнуться. Впрочем, раскол в семье был только маленькой частью целой мозаики обрушившегося на Аврору горя.
Был еще Ней. Точнее, рядом с нею его больше не было. С того самого момента, как муж вернулся из Нью-Йорка, а сама она из Монтгомери, Рори стала чувствовать возникшее между ними отчуждение. Появлению его виной было не ссора, не пренебрежение – просто по одиночке справляться со всем, что нежданно свалилось на голову показалось проще. О голосах Аврора до сих пор ничего Нею не сказала, предпочитая не делиться опасениями по поводу ухудшения своего самочувствия, дабы не подбавлять Найтвингу проблем. У Нейтана тоже наверняка были собственные причины, чтобы свести общение к необходимому минимуму. Итог получился весьма прискорбным – еще недавно такие прочные и теплые отношения будто бы дали трещину.
Возможно, все дело было в самой Рори, предпочитавшей в последнее время отстраняться от всех. Возможно, как раз Ней тут был совсем не при чем. Ведь и с Клэр Аврора тоже почти не виделась – у подруги на плечах ответственность за судьбу целого клана. И даже Маллен и Сэм до недавнего времени не представляли, что с Рори что-то не так.
В конце концов, именно Сэм и настоял на том, чтобы попросить о помощи целителя. Хотя бы чтобы получить снотворные отвары и перестать бродить по ночам. Скорее всего, Найтвинг просто не мог отделаться от чувства вины, а самой Авроре было не до попыток его разубедить.
На поход к Эве Рори согласилась быстро. Рыжеволосую девчушку она знала еще со времен детства, и ей могла довериться достаточно, чтобы рассказать о том, что происходит. Проводить Блэквуд вызвался Маллен, доставив подругу практически к дверям квартиры целительницы и наказав после непременно позвонить ему и никуда не уходить одной.
Ее уже ждали – дверь открылась после первой же трели звонка. На пороге стояла хозяйка собственной персоной. Аврора выдавила почти что искреннюю улыбку и поздоровалась:
- Привет, Эва. Давно мы с тобой не виделись, года два уже прошло?

+1

3

Внешний вид

Смотрим. Вид домашний и немного усталый, растрепанный.
Неизменные руны-татуировки: удача и интуиция.

Немного о квартире

Квартирка маленькая, но уютная. В гостиной=спальне из мебели присутствуют раскладной диван и пара кресел тёмно-зелёного цвета, журнальный столик из тёмного дерева. На полу мягкий бежевый ковёр с длинным ворсом. Очень, ну просто очень много комнатных растений, которые находятся повсюду (даже с потолка иногда свисают), но ни одно из них не стоит на подоконнике большого окна - там лежат мягкие подушки. На каждой свободной горизонтальной поверхности лежат ведьмовские книги (часто и на полу тоже). Света в комнате более, чем достаточно. Вообще дизайн квартиры в целом очень "природный": стены в оттенках бежевого и пастельного зелёного, текстильные акценты ярких цветов (насыщенный синий, красный, желтый). Кухня небольшая, но функциональная. Помимо обычных специй и продуктов на ней много сушеных трав и других ингредиентов для зельеварения.

Старая жизнь кончалась здесь и сейчас. Отрицать это было слепо и глупо. Конечно, когда-нибудь всё обязательно наладится, но наивно полагать, что будет как раньше. Уже сейчас, в самом начале надвигающейся бури произошла огромная масса событий, которые не стираются из памяти просто так. Существенную долю перца добавляло и то, что не смотря на все усилия человеческий заизнаночный мир не мог так легко поверить, что ожившие мертвецы – через чур реалистичный флешмоб и ничего более. Наиболее впечатлительные на этом фоне искали сакральный смысл в разрушительном наводнении в Миссисипи, говоря о каре Всевышнего и прочей религиозной чепухе. Как же далеки от правды были эти люди, даже не помышлявшие, что всему виной ведьмовская война.
Джил не пыталась прогнозировать, когда тайны Изнанки всплывут на поверхность человеческого мира словно труп привычного мироустройства, но нутром чуяла, что избежать катастрофы поможет только настоящее чудо. Рука застыла над страницей очередной тетради. Эванджелину всегда поражало разительное отличие в понимании магии детьми и взрослыми.
«Куда же уходит это восхищение? Что его убивает? Ребёнок видит в волшебстве добро, сверкание миллиардов звёзд, а взрослый – кровь, смерть, боль. В какой момент происходит смена полярностей и как её предотвратить?» - мысли шли фоном к очередным теледебатам о произошедшем в Монтгомери. Версии, как обычно, были разными, но неизменным оставалось одно – попытки найти разумной научное объяснение. Кэлферей от потока всех этих бредовых идей становилось и смешно и противно одновременно.
«Что случится, если родители моих учеников узнают, что я – ведьма? Они убегут от меня в страхе? Неужели всего одно слово может перечеркнуть несколько лет общения? А что будут делать дети? Поверят ли так просто, что я – монстр? Потребуют ли от испуганных мам и пап доказательств?» - рыжеволосая усмехнулась – «Что за глупости? Конечно, нет. Они напрочь забудут обо всём хорошем, заразившись паникой старших. Это очевидно, они же слишком малы.»
Из размышлений её вырвал сигнал сторожевого заклятия – двое пересекли незримую черту возле дома, проведенную при помощи специального ритуала и не менее экзотического травяного сбора. Энергетические отпечатки гостей были легко узнаваемы. Сегодня на чашку чая к Еве пожаловали Маллен Клэйвелл и Аврора Найтвинг.
Это было удивительно, ведь ведьма прекрасно знала, что Рори последнее время сбегает ото всех, стараясь скрыться не столько от людей, сколько от навалившихся проблем и горя. Джил не считала себя вправе тревожить её.
Когда призывная трель звонка разлетелась по маленькой квартирке, Кэлферей открыла без промедления и обнаружила на своём пороге только родственницу, без сопровождающего. Выглядела она, мягко скажем, неважно…
- Привет, Эва. Давно мы с тобой не виделись, года два уже прошло? - прозвучало как-то натянуто, но мимика была вполне искренней, так что рыжеволосая предпочла не заморачиваться.
- Привет. Не знаю… - Джил неопределенно качнула головой – Наверное. Но думаю, это не имеет значения, - она широко улыбнулась, всем своим видом выражая неподдельную радость, - Проходи же! У меня ещё булочки тёплые, испеклись минут 30 назад. – Эванджелина схватила Найтвинг за руку, чтобы затянуть в квартиру, но едва прикоснувшись, пугливо отпрянула. Она слишком много возилась с природной магией индейцев, чтобы не заметить смерть, словно заклеймившую Аврору.
- Что произошло? – спросила спустя несколько мгновений, когда прошел шок, - Я могу помочь? В любом случае, это разговор не для лестничной клетки. – Ева решительно затащила родственницу внутрь, буквально обняв за плечи, чтобы показать, что первая реакция была неосознанной и ничего не меняет. Они – одна семья, и всегда ею будут. Что бы ни происходило…
- Присаживайся. – Кэлферей освободила диван, аккуратно переложив ведьмовские книги вперемешку со школьными тетрадями на пол, и легонько подтолкнула к нему свою гостью, - Тебе сделать чай или кофе? И съешь это – просветляет мысли, да и чувства тоже. – подала Авроре белоснежный цветок, только что сорванный с одного из многочисленных горшечных растений.

+1

4

Есть на свете люди, которые с собой не в ладах – и внутренне они себя не устраивают, и внешне можно было б быть посимпатичнее. Словом, не человек – а один цельный комок нервов и комплексов, прямоходящая лужа.
Прежняя Аврора никогда не испытывала ничего подобного – никаких эмоциональных надломов, никакой недолюбленности в ней не было. Напротив, Рори с детства была совершенно уверена, что любима. И весь ее мирок, как выяснилось, словно на фундаменте, держался на отцовской любви и поддержка. В какие бы передряги не попадала Аврора, одно она знала железно – семья от нее все равно не отвернется. Когда папы не стало, Блэквуд впервые в жизни в полной мере ощутила, что это значит – быть сиротой.
Постоянно хотелось с ним связаться, Рори поминутно ловила себя на мысли, что хватается за коммуникатор и почти уже набирает отца, но всякий раз она вовремя успевала остановиться. Желание снова с ним поговорить снедало изнутри, но исполнилось оно в конце концов самым жутким и извращенным образом. Рори расслышала голос казненного отца в хоре прочих, осаждавших ее сознание. Это буквально сводило ведьму с ума, доводило до исступленной ярости, потому что как же он может быть мертв, а эти твари, предавшие своего геронта, продолжают жить и празднуют победу?! Пожалуй, именно мысль о папе, о том, что он бы наверняка осудил ее, узнав, как дочь расклеилась, и подтолкнула Аврору согласиться на настоятельные требования Сэма и Маллена показаться целителю. Это, да еще детский смех, который она слышала каждую гребаную ночь.
- Булочки – это прекрасно, но я не голодная, Эва, – вежливо, но твердо отвергла угощение Аврора, проходя в комнату, опускаясь на маленький диванчик и благодарно улыбаясь хозяйке дома.
Прошло действительно не меньше двух лет с их последней с Эванджелиной встречи, но сама Кэлферей ничуть не изменилась. Как и прежде, вокруг нее царила удивительно легкая, невесомая атмосфера уюта и спокойствия, которой невольно заражался всякий оказавшийся рядом с Эвой. Вот и Авроре будто бы стало на миллиардную долю светлее, и за одно это она была старой знакомой безумно благодарна.
Рори сомневалась, что Эванджелина сможет помочь ей – в деле замешана магия смерти, а целительница, скорее всего, с ней знакома мало. Однако не попробовать жена нового главы клана не могла – хотя бы ради Нея и Чака. Чаку она сейчас нужна еще больше, чем раньше, почти так же сильно, как прежде, в детстве. И ради него Рори готова была горы свернуть, наизнанку вывернуться, лишь бы оказаться брату полезной.
- Это был ритуал магии смерти. Не знаю, насколько ты знакома с некромантией. Но это несложно объяснить в любом случае – я выполняла роль якоря, удерживала нить силы, по которой некромант должен был вернуться в наш мир из потустороннего. Я не справилась, меня затянуло на другую сторону. С тех пор у меня странные галлюцинации, в основном слуховые. И я не сплю. Уже больше двух недель, кажется. Эва, меня будто туда зовут.
Аврора невесело усмехнулась, но улыбка перетекла в жуткую отчаянную гримасу. В тот день в Монтгомери, Рори еще не знала, что вся ее жизнь вот-вот пойдет прахом. Блэквуд повертела в руках врученный ей Эванджелиной цветок и подняла глаза.
- Чудодейственное средство от всех бед, Эвви? – фыркнула Аврора, после чего послушно прожевала горькое соцветие и с трудом проглотила. Кэлферей в своем духе и в своей стихии – цветы, земля, все живое и благоухающее.
- Словом, я хотела узнать, сможешь ли ты сделать с этим что-нибудь? И можно ли вообще хоть что-то сделать?

+1

5

Кэлферей слушала внимательно, но почти ничего нового не узнала. Существенным было лишь упоминание о роли якоря. Рыжеволосая сидела на журнальном столике, по-турецки скрестив ноги, и нервно прищёлкивала пальцами, сетуя на недостаток информации.
«Жаль, что Сэма здесь нет. Он наверняка рассказал бы больше и гораздо подробнее. Например, описал энергетическую составляющую ритуала. Я же не живая энциклопедия, чтобы разбираться в некромантии на таком уровне! Хотя разговоры в такие вещи ясность вносят редко, лучше самой смотреть. Вообще, мог бы и из вежливости прийти, чтобы просто поддержать её. В конце концов, это последствия его ритуала сводят Рори с ума.»
Однако гневные мысли быстро улеглись. У Евы не было времени на культивирование злости, да и она знала, что кузену самому пришлось не сладко. Хорошо, что из Монтгомери они вернулись оба, сравнительно легко отделавшись.
На фырканье родственницы ведьма лишь рассмеялась. Глупо было обижаться, принимая это за недоверие, ведь перед ней Аврора Блэквуд. Именно Блэквуд, потому что Аврора Найтвинг была уже другим человеком, чья связь с предыдущей версией себя, как казалось Эванджелине, поддерживается во многом как раз за ниточку упрямства.
- Если бы. Мне придётся тебя расстроить, что панацеи я до сих пор не изобрела. – Джил с улыбкой развела руками. – А жаль. По такому случаю, пожалуй, можно было бы ввести Нобелевскую премию в зельеварении и, естественно, мне её вручить. – она знала, что говорит несуразные, смешные вещи, но не могла остановиться, всем сердце желая хоть немного поднять Рори настроение.
«Так и сидим, смотрим друг на друга. Вроде те же, да другие. Странное чувство… Ох, как же ты похожа сейчас на меня. Загнана в угол собственным бессилием. Хотела бы я тебе помочь… не магией, просто по-человечески. Только вряд ли смогу, не позволишь. Треклятое тесселовское упрямство и жажда самостоятельности! Как будто семья существует только для совместного веселья…»
Переходить к делу Ева ужасно не хотела, но игнорировать вопрос в лоб не могла. Она отдала бы всё, что угодно, чтобы Найтвинг пришла к ней по менее печальному поводу, но лишь снова остро почувствовала свою беспомощность. Как не существовало лекарства от всех недугов, так не было и возможности изменить прошлое.
- Ммм. Дай подумать… - девушка взъерошила волосы, мгновенно становясь серьёзной, – У меня есть одна идея, но сначала надо получше понять, что конкретно с тобой происходит.
Кэлферей не была целителем в прямом смысле этого слова. Школами духа и энергии она владела весьма и весьма посредственно, а потому не была способна без каких-либо ухищрений «прочитать» Аврору, только чувствовала смерть. Однако это не было большой проблемой: рецепты зелий существовали буквально на все случаи жизни, а позволяющее отчетливо видеть энергетические потоки вообще было у Эванджелины одним из любимых.
- Так, я точно помню, что один пузырёк ещё оставался… - рыжеволосая прошлась по комнате, озираясь по сторонам в лёгкой задумчивости. Раскладывать вещи по местам и соблюдать идеальный порядок у неё получалось из рук вон плохо. Всегда, когда Ева не могла найти что-то в «творческом беспорядке», она ужасно злилась. Пару раз пыталась даже исправиться, но энтузиазм быстро пропадал.
- Прости, что торможу. У меня, как обычно, война дома была. Бои за чистоту я по жизни проигрываю. – Кэлферей виновато улыбнулась, выуживая из-под завала книг свою сумку, чьё содержимое тут же бесцеремонно вытряхнула прямо на ковёр. Немного порывшись в куче хлама, среди которого часто попадались какие-то бумажные поделки (явно детские), ведьма всё-таки нашла заветный флакон. Больше не обращая внимания на груду вещей, не тратя времени даже на то, чтобы просто скидать их обратно в сумку, Ева снова забралась с ногами на стол.
Девушка закрыла глаза, несколько раз глубоко вдохнула – выдохнула, стараясь успокоиться, затем движением, доведённым до автоматизма, открутила у пузырька крышку и сделала глоток переливающейся всеми цветами радуги жидкости, шепнув пару слов короткого заклинания.
Несколько томительных секунд ожидания Эванджелина была абсолютно неподвижна, даже как будто дышать перестала. Ведьма ощущала, как зелье, смешиваясь с кровью, распространяется по организму, опьяняет и путает мысли. Осталось только одно желания – полностью раствориться в пронизывающих потоках энергии, но, когда Джил почти перестала осознавать саму себя, в голове словно взорвали хлопушку.
С этого момента за сомкнутыми веками больше не было тьмы, но и привычным мир уже не был. Перестали существовать стены, пол, потолок, да вообще все безликие материальные предметы. Всё вокруг превратилось в сияющие сгустки, соединенные друг с другом то толстыми и крепкими, то тонкими, почти незаметными разноцветными нитями. Кэлферей и видела, и ощущала одновременно, не задумываясь над такими тривиальными вещами, как поворот головы. Это стало лишним и ненужным: одинаково ясным и чётким ей представлялось и то, что впереди, и то, что за спиной.
В развернувшейся изнанке мира был один ощутимый изъян – Аврора Найтвинг. На месте пышущей жизнью молодой девушки была сосущая пустота.  Рыжеволосая не видела лица, так как здесь просто не существовало такого понятия, но чувствовала Дар Рори, хотя его пульсации почти полностью поглощались... Нет, не чернотой. Это только в детских сказках смерть – нечто однозначно тёмное.
Перед Джил была отнюдь не безликая тьма, а живой организм, будто спрут опутавший и душащий Блэквуд. Мёртвая холодная энергия сворачивалась в упругие щупальца, причудливо двигалась, стараясь заморочить голову. Подзывала ближе, искушала заглянуть в самые потаённые свои глубины, которые уходили куда-то гораздо дальше, чем Кэлферей могла видеть и осознавать даже сейчас. Перестать смотреть в губительную воронку было чем-то за гранью возможного: вместе с полезной способностью зелье приносило и повышенную восприимчивость.
Протрезвела Ева только от нарастающего звона в ушах. Наступила пора возвращаться в реальность: её время, как не очень сильного энергика, здесь вышло. Совсем скоро оставаться в красочном круговороте для неё просто напросто станет опасно.
- Чёрт! Ты бы ещё позже пришла… - выдохнула, открывая глаза и обрывая связь. – Ты теперь – прямой канал для перекачки энергии на ту сторону. Связь можно уничтожить, но не за один раз. – Эванджелина тыльной стороной ладони отёрла со лба бисеринки пота. – Я сварю необходимые зелья, должно сработать. Пошли на кухню, а то мне будет скучно одной! – девушка ободряюще улыбнулась, уже вполне бодро вскакивая на ноги и призывно махнув рукой.

- Ты слышишь знакомые голоса… - не спросила, а просто констатировала факт, не отрывая взгляда от поставленного на плиту небольшого котелка. Зрелище было сюрреалистическим: современная техника и древний неизменный ведьмовской арсенал.
Пожалуй, этот разговор заводить не стоило, но рыжеволосая отчего-то не могла промолчать.

Офф

Исправлю всё, что не так)))

+1

6

Поправить можно почти все – склеить, выправить, подлатать и притвориться, будто дела идут как прежде. Даже, когда весь мир катится к чертям, лучший выход – не усугублять общий градус трагедии, а постараться отвлечься.
Аврора отлично знала это, и у нее уже был план. Не далее как несколько дней назад с ней связался Гордон, прежний инструктор и едва ли не самый любимый наставник. Он в своей прежней манере не жаждал, в отличие от многих других, раздирать и бередить едва приутихшие раны, зато единым предложением сумел вернуть Блэквуд мотивацию подниматься с постели по утрам. Оттого, в том числе, теперь ей нужно было суметь взять себя в руки в самые кратчайшие сроки.
Будь это делом силы воли, Аврора справилась бы сама, не вмешивая никого. Тем более, не посвещая в свои трудности еще кого-то, кроме самых близких. Конечно, Рори доверяла Эванджелин – не было поводов усомниться в верности Эвы клану, да и Блэквуд по привычке причисляла Тесселов к своим, а потому априори доверяла, пока не появлялась серьезная причина усомниться в надежности кого-то конкретного. Тем более, что ныне она была вынуждена искать помощи со стороны – на одном упрямстве в данном случае было не выехать, каждый день промедления только ухудшал и без того плачевное положение опального экзорциста.
Кэлферей непринужденно болтала в своей обычной манере, Рори прислушивалась и кивала, изо всех сил отгоняя гулкий шепот, подступающий, словно тошнота. Впрочем, в контроле этих приступов Блэквуд так и не преуспела, потому то, как скоро она совершенно перестанет различать, где реальность, а где мороки, чередой пляшущие перед глазами, оставалось вопросом времени. Покориться фантазиям и вымыслу было совсем просто, куда сложнее, сцепив зубы, уверять себя, что этих людей ты не можешь больше слышать, потому что их теперь нет на свете. Что будет лучше навсегда с ними попрощаться, потому что живым живое, а мертвых не вернуть с того света никакими силами. И все это правильно. И Рори это осознает. Но всякий раз не может заставить себя бороться с галлюцинациями, когда снова слышит отца.
- Главное – не препарируй меня, в остальном предоставляю тебе полную свободу действий, – прокомментировала Блэквуд, наблюдая за суетливым мельтешением хозяйки дома. «Хуже уже не станет» не прозвучало, но подразумевалось слишком явно, и оттого буквально повисло в воздухе.
- Прекрасно, – выдавила из себя Аврора потрясающей эмоциональности ответ, выслушав гипотезу Эвы. – Из-за того, что недолго подержала тот якорь? Послушай, Эва, если есть хоть самый крохотный шанс, мы должны его испробовать.
Вмешательство в ее и без того разрушенную защиту могло возыметь эффект, противоположный требуемому, это понимала и сама Аврора, и целительница. Только вот, если не сделать хоть что-то, то Блэквуд загнется через пару-тройку месяцев. Наложит на себя руки, вероятнее всего, предварительно растеряв последние крохи рассудка и позабыв собственное имя.
На кухне Аврора устало опустилась на предложенный Эвой стул и скрестила руки на груди, поглядывая вполглаза на симпатичный махонький котелок, где бурлило и кипело ее предположительное спасение. Ее последняя надежда, если начистоту. И Аврора так погрузилась в невеселые раздумья, что не сразу расслышала Эванджелину. А после решила отвечать максимально честно. Что ей терять?
- Да. Постоянно, – усмешка вышла невеселой и кривой. – Чаще не разбираю ни слов, ни интонаций. А иногда так ясно все понимаю, будто он в комнате со мной находится. И знаешь, что? Мне порой кажется, что это никакой не побочный эффект, а дар. Они ушли, а я все еще их чувствую.
Блэквуд провела ладонью по лицу, заправила за уши выбившиеся из тугой косы пряди, и встретила взгляд Эвы. Целительница ничем не выдавала испуга, однако Рори не сомневалась – Эванджелина считает, что новоиспеченная Найтвинг не в своем уме.
Да и Аврора не думала ее в этом винить.

0

7

[OST]
Для каждого из нас приходит время,
когда смерть кажется заманчивее жизни.
Но это проходит — и горе проходит, и грусть.
Агата Кристи. “Загадка Эндхауза”

Эванджелина прекрасно знала, что эта беседа не самый лучший способ воодушевить Аврору на великие дела. Она даже не до конца представляла себе, зачем вообще затеяла её: то ли ей было необходимо с кем-то поговорить о не самой радостной части собственной жизни, то ли ведьма в тайне надеялась, что Рори окажется умнее и дальновиднее, выберет правильный путь.
Однако последовавший ответ не просто эту самую надежду убил, а ещё и кремировал, затем развеяв прах по ветру. Хотя Джил предполагала, что именно так и будет, она почему-то ужасно разозлилась и испугалась одновременно. Девушка боялась, что не сможет вразумить Блэквуд, что это не в её власти. Злилась же на то, что самые близкие люди новоиспеченной жены главы клана так сильно заняты своими делами, что не могут вовремя дать ей проясняющего мысли тумака.
"Я это проходила. Что я только не делала, чтобы видеть их… тогда… Варила себе разные зелья, вызывала галлюцинации, пыталась заглянуть туда, куда рваться не стоит. Я отказывалась понимать, что всё это – моя выдумка, мираж и сон, теперь не желает понимать она."
- Можно обманывать себя хоть целую вечность. – Ева вздохнула, решившись посмотреть на Аврору. – Мы обе ведьмы и обе знаем, что призраков можно вызвать, можно говорить с ними и видеть их, но любимые и родные не станут звать на Ту сторону. – рыжеволосая раздраженно передёрнула плечами, не зная, как вложить собственные знания в чужую голову. - Не стоит верить тем голосам. Ни на секунду не сомневайся, иначе будешь только глубже увязать. Отпусти умерших и держись за живых. Смерть гораздо умнее и изворотливее, чем нам кажется. Она знает нас, как облупленных, видит все слабости и самые тайные желания, манипулируя ими, показывая именно те картинки, которые окажут наибольшее влияние. – голос звучал взволнованно, так говорит только тот, кто ощутил всё на собственно шкуре, а не просто вычитал в умных книжках. Джил с ожесточением растирала пучок трав в ступке. Невооруженным глазом было видно, что девушка буквально фонтанировала эмоциями.
"Она действительно не видит очевидного? Или просто не хочет задумываться над этим. Конечно, ей проще верить голосам, ей и в голову никогда не приходило усомниться в них."
- Суть не в роли якоря, не в ритуале Сэма, не в силе твоего Дара.  Мне кажется, ты просто слишком много думала о мёртвых, хотя должна была стать ниточкой к миру живых, – прозвучало почти как обвинение, хотя Кэлферей того не желала. Она лишь хотела, чтобы Рори не только поняла, что нужно выйти из себя в реальность, но и сделала это своей наиважнейшей целью. В конце концов, магию определяет сердце, внутреннее состояние, а не разум. – Наверное, то, что я сейчас скажу, будет жестоко, но я так чувствую. – ведьма смотрела Блэквуд прямо в глаза. – Ты – жена главы клана и не имеешь права на всепоглощающее горе, не имеешь права уходить в себя. Посмотри, во что превратился Нейтан? Он же не видит людей, только фигуры на шахматной доске, и любым из нас пожертвует не задумываясь. Не тобой, конечно, более дальними родственниками… Я готова отдать жизнь за клан, но хочу более веской причины, чем личная месть. – Ева горько усмехнулась и всыпала травяную пыль в бурлящее варево. Над котелком поднялся серебристый с голубыми потрескивающими искрами пар. Всё шло как надо, а сильные эмоции Эванджелины только усилили зелье.
Между девушками повисла гнетущая тишина. Кэлферей поймёт, если Аврора разозлится, обидится, никогда больше не пожелает её видеть, но она чувствовала, что должна была это сказать, раз остальные до сих пор молчали.
- Прости. Мне стоило выбрать другие слова. Я не хотела на тебя давить. – Ева выключила конфорку и прислонилась спиной к кухонной тумбе, не решаясь сесть рядом с Блэквуд. – Зелье готово, осталось только остудить и разлить по дневным дозам. Если моё общество тебе сейчас неприятно, то я сама завезу всё в особняк. – девушка сцепила руки в замок, чтобы унять их дрожь, - Но если ты не хочешь убить меня прямо здесь и сейчас, - рыжеволосая попыталась виновато улыбнуться, - то у меня тоже есть вопрос. Скорее даже просьба…

Отредактировано Evangeline Kelferey (2014-11-02 21:35:23)

0


Вы здесь » TSS: ASUNDER » ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » [120] let's scare death


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC