[048] what the hell - Raelyn Liddell
[055] escaping the fate - Mallen Clavell
[065] о старых долгах и новых связях - Claire Salisbury
[067] we are who we are - Gabriel Karstark
[068] a candle at my chest - Nathan Nightwing
[082] одному и топиться идти скучно - Mallen Clavell
[090] the whispering ghosts - Meredith Clavell
[091] отцы и дети - Vladislaus L. Drake
[092] chapped and faded - Lucas Astern
[095] о башмаках и сургуче, капусте, королях - Samuel Lostman
[096] wisdom and justice - Claire Salisbury
[097] awake and undead - Samuel Nightwing
[098] dark days - Evan Justice
[099] never let me go - Michael Rightmance
[100] even gods do - Hannah Targaryen
[101] in all my dreams i drown - Anabel Frost
[102] i should rise and you should not - Meredith Clavell
[103] what must we do to restore - Demona Ivys
[104] the choice - Dustin Born
[105] those who loyal - Jude Graywater
[107] rescue me - Gabriel Karstark
[108] посторонним в. - Mirtha Vacietis
[109] give me back my broken night - Mallen Clavell
[110] зачем нужны старшие братья - Samuel Lostman
[111] в чернильности ночи ужас обнимет лапой - Lucas Astern
[113] в траве скрывается змея - Daniel DeWitt
[115] я возьму покоя кристалл и слеплю из него звезду - Regina Knowland
[116] всадники - золотые ручки - Balthasar Harrenhal
[117] oh sister - Charles Blackwood
[118] кровные узы - Nathaniel McRae
[119] the heart of the desert - Nick Frost Jr.
[120] let's scare death - Evangeline Kelferey
[121] there will come a time and i will look in your eyes - Nathaniel McRae
[122] forget this dreadful - Anabel Frost
[124] to unite as one - Aurora Nightwing
[126] if you only knew - Antony Strider
[127] say something - Antony Strider
[128] where did you put the gun? - Jacqueline Ripley
[129] do u wanna fly? - Hannah Targaryen
[130] куда приводят мечты - Ilse Hartmanis
[131] we show no mercy - Nathan Nightwing
[132] emotional explosion of fire - Saraphina Clavell
[133] семья - не список кто кого родил - Nick Frost Jr.
[134] никакой матери, кроме божьей, в храме не упоминается - Aaron Gideon
[135] catch me if you can - Mirtha Vacietis
[136] послушай, остановись, пока не поздно! - Balthasar Harrenhal

время в игре: апрель-май 2043-го года
30 лет спокойствия Изнанки предсказуемо обернулись очередным кровавым кошмаром. И если события 2013-го года были сравнимы локальной катастрофе в масштабах одного города, то сейчас, в 2043-ем году, в изнаночный конфликт оказывается вовлечены все Соединенные Штаты. С одной стороны – Альянс – объединение крупнейших демонических группировок, где главенствующая позиция отводится Омикрону – фракции, контролирующей Лос-Анджелес. С другой стороны, - изрядно поредевшие в ходе череды несчастий ведьминские кланы, решившие объединиться, чтобы дать отпор многочисленным неприятелям. И с третьей стороны, - Орден стражей и Арканум, действующие по указке архангела Эвана и стремящиеся под корень изничтожить всех нарушителей спокойствия и привести Изнанку в полагающийся ей порядок. Не стоит ждать войны, - она уже идет. Пришло время выбирать, кому быть верным, с кем заключать союзы, а с кем враждовать, потому что в этой борьбе вряд ли возможны компромиссы. И если ты думаешь, что у этой истории может быть счастливый конец, то ты невнимательно слушал. ©

TSS: ASUNDER

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TSS: ASUNDER » ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » [126] if you only knew


[126] if you only knew

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

If you only knew.
Тип: личный эпизод.
Дата: 29 апреля 2043 года, вечер.
Место: Миннеаполис, штат Миннесота, США.
Участники:
Claire Salisbury
Amun Ravenheart
Antony Strider

Амун, занятый Всадниками и выступлениями, слишком отдалился от своей второй семьи — клана Сэлисбури, потому решил отправиться в Миннеаполис, к Клэр, как только появится свободное время.
Но он слишком долго оттягивал момент, слишком долго собирался, слишком долго искал предлог — и теперь спешил, боясь совсем опоздать.

0

2

Внешний вид

Внешний вид, старые джинсы, босиком. На шее амулет, экранирующий эмпатию, и амулет, подаренный Лидией на Совете.

Если бы кто попросил описать её, что она чувствует, Клэр бы не нашла, что ответить. Когда погибли родители, она была раздавлена, но понимала, пожалуй, каждый оттенок той боли, что разрывала её изнутри, – осмысленной и оттого ещё более беспощадной. Предательство Мирты, спасение Чарли, свадьба в Блэкфуте – ни одно из событий последних месяцев не прошло для новой главы Сэлисбури бесследно, изрядно обогатив коллекцию кошмаров новыми снами, а крашенную макушку – сединой. И ни одно не шло в сравнение с тем, что постигло их здесь – дома – всего день, кажется, назад.
Впрочем, догадайся кто спросить её о чём-то подобном, первое и единственное, что она бы сделала - высказала умнику, что думает о вопросах вроде этого. На двух языках и раменте. Потому никто не спрашивал – было в главе Сэлисбури нечто такое, что отбивало всякое желание: траур в одежде, скорбь на лице или взгляд, полный тихой ярости. О, уж этого в ней было сколько нужно, она пропиталась гневом, жила им, и былая злость, затопленная ледяной водой вместе с Домом, здорово поостыла, но не затупилась – закалённая, стала острее, холоднее и куда опаснее. Со дня совета в Бойсе не прошло и недели, и Клэр поняла, наконец, что так упорно пытались ей втолковать Лидия и Сэм: за окнами её разрушенного дома была война, и война эта была её. Только осознать это оказалось ой как непросто. И очень дорого. Хотя думать о деле всё равно было легче. Нога почти не болела – и врачи, и ведьмы сошлись на том, что без серии дорогих и долгих операций с обязательным постельным периодом после, нормально ходить Клэр не сможет, но с этим смириться сейчас оказалось куда проще. В работе же Клэр спасалась даже по ночам, засиживаясь, как и раньше, в спасённых книгах и рунных чертежах, планах реконструкции дома и письмах кланам Четвёрки. Она даже попыталась тренировать эмпатию – невиданное раньше дело, хотя и поняла быстро – с этим сейчас просто не справится.
Что угодно, лишь бы не оставаться наедине с собой.
Потому что теперь спасения не было нигде. Ни старой комнаты, завешанной ещё со школы глупыми девчачьими плакатами, ни уютной кухни с мурлыкающим себе под нос Альфи, ни отцовского гаража. Клэр переехала в дом Страйдеров – согласилась слишком, пожалуй, легко на предложение вернувшегося тут же Тони, но другого выхода у неё, наверно, и не было. Не то чтобы она его искала. А ведь у неё теперь не было и Демона – машину погребла под собой обвалившаяся крыша. Демон, конечно, мать его.
У неё не было больше – и никогда не будет – Талассы.
И Таники.
Никогда. Это...
Нет.
Правильно, конечно, была масса других хлопот. Дела, обязанности, вопросы. Люди. Они позволяли если и не забыться, то хоть как-то занять себя. Не замечать, например, знакомых стен, родных и полузабытых со времён счастливого когда-то детства, или не встречаться с закрывшейся окончательно Чарли, хотя уж тут-то нежелание столкнуться было чересчур взаимным.
Хотя бы как-то быть.
Впрочем, иногда – как этим вечером в отведённой ей гостевой комнате, пыльной и не обжитой совершенно, усталость брала своё. А с ней приходили новые кошмары.

Отредактировано Claire Salisbury (2014-09-17 00:03:35)

+1

3

Внешний вид: небрит, слегка лохмат, темно-синий тонкий свитер, джинсы. Рукава закатаны до локтя, видны татуировки на предплечьях.


Пипец. Полный.
Это если смотреть на ситуацию с юмором, конечно, но тут даже у вечно балагурящего Тони сдавали нервы. Даже перечислять бесполезно, что и как в их жизни шло не так.
Он был рад сбежать из Ордена хотя бы на это время, там было странное ощущение угрозы, неправильности, тревоги, черт знает чего еще - все это чувствовали, но единодушно молчали, и это примешивало к атмосфере запашок вранья. Лицемерия или вроде того. Тони предчувствовал бурю, просыпался с ожиданием, когда же наконец рванет - не знал, что, не знал, как, не помнил снов, которые видел, но от них оставался узнаваемых осадок. Где-то совсем рядом ворочались беды.
Потоп стал одной из них, но Страйдер был уверен: не последней.
Он видел сон, который был слишком похож на символ, и поколебался еще, слать домой весть или нет: чувство и яркость были типичны для видений, но сам образ казался фантастическим. Сомнение заставило его выбрать расплывчатые формулировки, и в итоге предупреждение, отправленное к Сэлисбури, не имело никакой силы или пользы. Когда оно обрело смысл и ясность, стало уже слишком поздно.
Дом Страйдеров на удивление мало пострадал: он стоял на относительной возвышенности, дальше от реки, да просто в более удачном месте - в итоге он остался обитаемым, и удалось убедить Клэр переместиться сюда. Тони знал, что с точки зрения магии дом хорош, защищен, что даже под обоями можно обнаружить руны. Плюс к тому, кроме затопленного подвала и отсыревшего пола и стен ничего страшного не случилось, а крыльцо можно починить. Второй этаж был в целости и сохранности и оставался пригоден для жилья. Именно там была старая спальня Тони, комната Шарлотты, матери и гостевая, где поселилась Клэр. Из-под ее двери исходило неровное сияние свечи, и, проходя мимо, Страйдер не удержался и заглянул.
Светловолосая макушка с зигзагообразным пробором, опущенные ресницы, расслабленные руки и куча бумаг. В комнате, лишенной личных вещей, этот захламленный стол в желтом свете выглядел просто врезкой из другого мира. Клэр заснула в неудобной позе, возле пальцев все еще лежал карандаш. Тони подумал, что кто-то должен будет приглядывать за ней, когда он уедет. Первая мысль была о Танике - и тут же сменилась уколом пустоты.
Черт бы с ним.
Бродяга обогнул край стола, остановился совсем рядом, по правую руку от подруги (не за спиной - не вызывать лишний раз чувство опасности, и так застанешь врасплох пробуждением), положил ладонь на плечо (очередной раз мелькнула мысль о том, что Сэлисбури похудела), сжал немного.
- Клэр, - потряс легонько. - Нуклэр. Просыпайся.
Говорил тихо, как если бы убаюкивал, только наоборот, к концу фразы громче. Клэр дернулась, и Тони рефлекторно убрал руку.
- Хэй, - потому что "доброе утро" не слишком актуально. Голос звучал по-прежнему мягко. - Ты вырубилась. Перебирайся-ка на крова...
Его слова пресек стук в дверь, доносившийся с нижнего этажа. Тут и говорить нечего - конечно, в следующую секунду Страйдер уже слетел по лестнице, чтобы открыть. Они могли ждать новостей в любой момент - медлить не было ни одной причины.

Отредактировано Antony Strider (2014-09-18 02:33:33)

+2

4

внешний вид

Темные кеды, темно-синие джинсы, черная футболка с принтом, сверху - светло-серая толстовка. На голове черно-синий мотоциклетный шлем.
С собой телефон, немного наличных, ключи от мотоцикла.

Он мог и не успеть.
Он мог опоздать, и тогда все потеряло бы смысл.
На самом деле, Рэвенхарт давно собирался навестить Сэлисбури, полагая, что обделяет вниманием свою вторую, не менее важную семью. Но то какие-то мелкие дела не позволяли вырваться из города, то Касвин устраивал беспорядочные конференции, то происходили нечастые выступления, то устраивались званые ужины и прочие празднества. Амуну никак не удавалось выбраться из этого круговорота денег в природе: ему приходилось общаться с тем, с вон тем, еще вооот с ним, показывать разнообразные фокусы, подмигивать девушкам или парням. В любое другое время подобное не вызывало недовольства, наоборот, Чума любил самые разные мероприятия, на которых предпочитал либо приковывать к себе внимание, либо хватать Войну с волками и устраивать если не погром, то хотя бы шумиху, вызывавшую фэйспалм у остальных Всадников и скандалы в прессе, но сейчас каким-то нутром ощущал, что ему не до этого.
И первым звонком, заставившим Чуму сильнее захотеть навестить Сэлисбури, стало состояние Войны после кровавой свадьбы, как прозвали ее окружающие. Тот выглядел не просто подавленным; уничтоженным, гневным, затаившим не просто обиду, а самую настоящую злобу. Смотря на него, пытаясь успокоить друга, Амун думал о Нейтане, с которым они познакомились еще в детстве, об Авроре и Сэме, о многих других Тесселах, встречавшихся ему, и сожалел, что не смог присутствовать на празднестве, обратившемся в настоящий кошмар. Но самой назойливой мыслью, мелькавшей в голове, являлась "нужно навестить клан", долбившая черепную коробку без остановки.
Но даже это не сподвигло Рэвенхарта как-то поторопиться. Дернулся он лишь тогда, когда узнал о потопе в Миннеаполисе, из-за чего чуть ли не сразу, освободившись от мероприятий Касвина, кинулся собирать вещи. Тогда же Харренхол собирался в Блэкфут к Тесселам, и ведьмак попросил варга передать свои соболезнования и предложение помощи, если она вдруг понадобится; он также хотел знать все, что друг увидит, и попросил рассказать о происходящих событиях, как они оба вернутся.
Война ушел в тот же день. Чума — под утро, не выспавшись из-за накатывающих кошмаров.
Одну половину пути он преодолел на самолете, вторую же провел в машине. Парню хотелось как можно скорее добраться до города, до дома Сэлисбури, но одновременно с этим он панически боялся приближаться к затопленной территории, терзаемый бесполезными, грустными, неутешительными мыслями.
На подступах к Миннеаполису пришлось взять мотоцикл, так как тот, хоть и уступал машине в скорости, являлся маневреннее и меньше, что позволяло проезжать в различных местах. Осматриваться по сторонам во время поездки совсем не хотелось, однако Амун не мог сдержаться, периодически крутя головой и замечая то разваленные здания, то страдающих людей, то бездыханные трупы, то разваленные здания рядом со страдающими людьми, то страдающих людей рядом с бездыханными трупами, то бездыханных трупов под разваленными зданиями. Рэвенхарт думал, что ему стоило бы остановиться и помочь хоть кому-то, но каждый раз оказывался не в состоянии заставить себя сделать нечто подобное, слишком погруженный в волнения за Тони, возможно, вернувшегося в родной дом, и Клэр, точно находившейся где-то в городе во время катастрофы. Такие мысли, эгоистичные, по мнению ведьмака, не способствовали желанию тратить время на других, пока не удостоверишься, что со своими все в порядке.
Уверенность, правда, приходить и не собиралась; наоборот, уменьшалась по мере того, как Амун подъезжал к месту, ранее являвшимся особняком Сэлисбури. Когда-то красивое и добротное здание теперь по кусочкам плавало в воде, бившейся о редкие устоявшиеся стены, и хоронило любую надежду на положительный исход. Впрочем, удача снова вернулась к Рэвенхарту, когда тот, уже собираясь продвинуться вглубь города, наткнулся на женщину, попросившую помощь и рассказавшую, что если молодой человек ищет кого-то из утонувшего дома, то многие из них теперь мертвы, а оставшиеся расселились по другим местам, в частности — в особняке Страйдеров.
Это и заставило Чуму снова сесть на мотоцикл, нацепив шлем, и погнать в сторону знакомого еще с детства дома. Уже там он, особо не заботясь о сохранности транспорта, бросил его перед крыльцом, в два прыжка добираясь до двери и начиная громко, часто стучаться в нее, будто надеясь оповестить о своем приходе и соседние, пока сохранившиеся дома. Та открылась довольно-таки быстро, а на пороге оказался Тони — немного помятый, но живой, — и Амун крепко обнял старого друга, прижимая к себе.
— Ты жив, — радостно прошептал он, лишь усиливая хватку, и не думая о том, что Страйдер, в принципе, мог ждать других новостей, мог быть сейчас чем-то занят, мог быть не в настроении для различных воссоединений.
А еще не вспоминая о том, что мотоциклетный шлем Рэвенхарт так и не снял.

+2

5

Клэр снилось что-то неясное и напряжённое – один из множества новых её кошмаров. Раньше она пряталась в отцовской мастерской, подальше от главного дома, чтобы не пугать близких беспокойным сном, теперь же мастерская была разрушена, а сама Клэр уже больше не кричала, просыпаясь. Кошмары её стали безмолвными.
Её кто-то будил.
Девушка дёрнулась резко от чужой руки и замерла, спросонья не сразу поняв, что происходит. Рядом был Тони, голос его был мягким, и Клэр вздохнула, тихонько и рвано, чувствуя, как зарядившее было сердце унимается. Кажется, она уснула за столом, и ей опять снилась какая-то чертовщина. Всё в порядке, это просто Страйдер.
- Перебирайся-ка на крова...
Стук в дверь махом снял все остатки сна. Девушка напряглась тут же и сорвалась с места вслед за Тони – даром отстала сильно, снова позабыв и о ноге, и о притуленной за рабочим столом трости. По лестнице, правда, спуститься успела – как раз к тому моменту, как входная дверь распахнулась. Смазанное движение, и на друга налетел человек в чёрном. Лакированная поверхность шлема ослепила на мгновение, отразив неудачно блик света, Клэр зажмурилась.
Сердце пропустило удар, ухнуло куда-то вниз, руки похолодели и сжались в дрожащие кулаки.

Новое нападение?
Так скоро?
Они снова их нашли.
Нет, пожалуйста, только не это…

Девушка напряглась вся, замерев. Горло будто сдавила чужая хватка: неожиданный приступ паники накрыл её с головой. Она знала, что дом был защищён – сама позаботилась об этом, когда въехала с Шарлоттой и вернувшимся из Ордена Тони, защита была качественной, пусть и на скорую руку в чём-то, да и Страйдеры ведь сами были шиты не лыком, Кэтрин не зря была советницей матери. Дом был безопасен. Так же, как и особняк.

Нет-нет-нет-нет
.

Разум бил тревогу, не слушая не единого довода логики – забытой и скрытой вернувшимся страхом. Клэр показалось, что она задыхается, хотя не успела бы досчитать и до пяти с того момента, как входная дверь распахнулась, а под руку уже попался столик – крепкий, деревянный, – и смутная боль отрезвила. Девушка покачнулась на подогнувшейся ноге, не глядя свезя что-то дзенькнувшее глухо и поймав тут же рухнувшую прямо в руки вазу, – хлопнула на неё невидяще глазами.
А потом подняла взгляд и увидела, кто был под шлемом.

Руки сжались на вазе.
Клэр вдохнула и выдохнула боязливо. Ей потребовалось время, чтобы осознать всё происходящее: не собственную реакцию даже – сам факт, но волна облегчения почувствовалась, кажется, физически. Стало разом легко и страшно – болезненно просто – стыдно, но мысли возвращались по одной и всё ещё путались немного, словно пьяные. Тони был в безопасности, все они были в безопасности. Всё ещё, до сих пор. И узел в груди распустился. Ложная тревога…
Амун
?
Губы Клэр мелко задрожали.
Она закрыла глаза ладонью и почувствовала поднимавшийся откуда-то из самой глотки звук – не то рык, не то всхлип, – отмерев теперь совершенно и разом как-то.
Дальнейшее смазалось.
До двери было всего несколько шагов, обзор открывался отличный, а бросаться прицельно Клэр умела всегда – ваза разбилась звучно, маленьким звонким взрывом, пролетев точнёхонько у самой головы Амуна, всего в паре дюймов от страйдеровского плеча. Клэр оказалась же рядом в мгновение ока, забыв в порыве и о ноге, и о приличиях дома, зацепив даже, кажется, пару осколков в растрёпанную причёску. Она с силой толкнула Рэвенхарта в плечо.
- Ты в своём уме так пугать, идиот?!
И набросилась на него с кулаками, молотя везде, куда могла дотянуться – не жалея ни сил, ни бессвязных ругательств, ни стоящего рядом Тони, кто тоже попадал под удар.
Ни слёз незамеченных.

офф

Айм соу сорри, гайз, она сама т.т

Отредактировано Claire Salisbury (2014-09-24 01:43:14)

+2

6

У Тони были отличные (профессиональные) рефлексы, когда речь шла о физическом нападении, так что мирные намерения Амуна он уловил автоматически еще до того, как осознал, кто перед ним, сложив внешние признаки в картинку.
- Судя по хвати, ты тоже здоров, - от души похлопав друга по спине, ответил он. Даже без улыбки радость отчетливо звучала в голосе - бодрость не покидала Страйдера, а хорошие новости оставались хорошими новостями. Рейвенхарт определенно относился к их числу.
Тони слышал шаги Клэр и ожидал, что она присоединится к приветственным обнимашкам, чуть обернулся на голос - и мимо просвистела ваза, нежно-голубая с розочками, подаренная матери троюродной теткой из Айдахо и вроде как дорогая, но черта с два можно было найти букет, который пролезал бы в горлышко и при этом не смотрелся в ней убого. Идиотская форма, но на полке смотрелась симпатично.
Не то чтобы теперь это имело значение.
И едва Тони успел открыть рот, как Клэр она принялась лупить Амуна, ругаясь на чем свет стоит. Страйдер, конечно, пытался вставить хоть слово, но в ответ только получал свою порцию Сэлисбури-люлей. А она плакала. И сердилась. Черт.
- Клэр. Погоди. Нуклэр. Сэлисбури! - рявкнул наконец Страйдер, поймав Клэр за запястье. Это ее затормозило, и он произнес куда тише и мягче: - Все в порядке. Уймись, - и добавил для надежности: - Чарли спит.
Это должно было подействовать, пусть логика подсказывала, что звона и шума уже достаточно, чтобы разбудить сестру. Но само упоминание сестры отрезвляло. Вспышка гнева Клэр не удивляла, хоть и расстраивала. С другой стороны - хорошо, что Сэлисбури нашла способ выпустить пар. И что Амун не успел снять шлема на тот момент.
- По-моему, кому-то нужен "подзатыльник", - не глядя на блестевшие на девичьих щеках слезы, заметил Тони, улыбнулся Рейвенхарту и вытянул голубую скорлупку фарфора из растрепанных волос Клэр. - И я имею в виду нас всех. Пойдем, - с этими словами он подтолкнул девушку на кухню, в очередной раз задавив в зародыше желание подать ей руку или что-то в этом роде. Тони пока не мог привыкнуть к хромоте Клэр, но послать его по известному адресу со всякого рода помощью она уже успела.
На кухне Страйдер сразу поставил чайник и полез в шкаф за "подзатыльником" - так называлась матушкина фирменная заварная смесь, он, признаться, до сих пор не знал полного состава, но где-то в записях, вероятно, можно было найти рецепт. Кэтрин Страйдер была известной любительницей разного рода натуральных тонизирующих средств, и в шкафчике не одна полка была забита баночками и пакетиками. Она знала толк в травах, знала, что лучше согревает, что стоит пить в жару, что - от кашля, что добавлять в ванночки для застуженных ног, а что - настаивать в холодильнике. Чая как такового в доме Страйдеров почти не водилось - так, какая-то заварка. Главное колдовство (бытовое и лишенное магии, разумеется) заключалось в щепотке того, ложке сего, что матушка бросала в чайник. Ну и, конечно, был у нее любимый рецепт, приводивший в чувство при любых состояниях не хуже качественного подзатыльника, за что и получил свое название. Все эти годы, когда Тони возвращался со службы (пусть даже в три часа ночи и залезая в окно, потому что опять забыл, где припрятаны его ключи), мать шла на кухню и ставила перед ним горячую кружку. Садилась напротив и уже после этого с кажущейся безмятежностью спрашивала, как у него дела.
Именно эту смесь Страйдер заливал кипятком сейчас.
- Ты-то как, Амун? - не оборачиваясь, пустил пробный шар Тони. - Хорошо, что нашел сюда дорогу, да еще и на колесах. Сейчас даже в соседний квартал черт ногу сломит добраться.
Он не изображал вечно энергичного и улыбчивого ведущего ток-шоу, нет, просто Страйдер не считал стихийное бедствие поводом погрузиться в скорбное молчание. И без этого всем вокруг было тошно, а если уж он замолчит - совсем будет мрак.

+2

7

Давно он не чувствовал себя настолько счастливым: Тони выглядел действительно живым, пытаясь шутить, и Амун несказанно радовался тому, что нашел хоть кого-то, более-менее справившегося со сложившейся ситуацией. К подобным он не относил Всадников, ходивших в последнее время с серьезными, мрачными лицами и обдумывающих что-то, и, в особенности, Бальтазара, погруженного в собственное горе и замыкающегося все сильнее, так что вид относительно радостного Страйдера прекрасно поднимал настроение — ведь Рэвенхарту именно этого и не хватало.
Но оставался еще один непонятный и нерешенный вопрос — Клэр. Может, девушка была уже мертва, может, смертельно ранена, может, просто пострадала во время катастрофы, может, сейчас где-то в другом, безопасном месте. И кто знает, с чем на самом деле связана легкая шутливость Энтони: с положительным исходом событий или же с попыткой не заострять внимание на самых ужасных аспектах, чтобы не погружаться в лютую депрессию и беспробудное горе.
Впрочем, спросить что-либо ведьмак не успел; стоило ему отстраниться от старого друга с широкой улыбкой, скрытой под мотоциклетным шлемом, как рядом с его головой пролетела ваза, разбившись о стену позади. Амун даже не успел изумиться и понять, что происходит, как в тот же момент рядом оказалась глава Сэлисбури, принявшаяся колотить Рэвенхарта и подвернувшегося под руку Страйдера.
— Клэр, Клэр, стой! Все в порядке, остановись! — начал восклицать Чума, безрезультатно пытаясь поймать девушку за руки.
А затем он увидел ее слезы, и, замерев, пропустил чувствительный удар в грудь. Сердце болезненно сжалось, дыхание временно сбилось, и Рэвенхарт почувствовал безумную вину вместе с всепоглощающей грустью, на какой-то миг затопившей его. Ведьмак так и не смог нормально пошевелиться, слишком ошеломленный произошедшим, только стянул с себя шлем, за что тут же получил ладонью по голове, немного вжав шею в плечи.  В тот же момент Тони все-таки схватил Клэр и потащил в сторону кухни, говоря о "подзатыльнике" — фирменном чае миссис Страйдер, когда-то давно бодрившем их всех с одной кружки.
Впрочем, о нем пока Амун не думал. Он, зайдя в комнату, подошел к севшей за стол Сэлисбури и осторожно стряхнул с ее головы оставшиеся даже после помощи Энтони осколки, после чего наклонился, обняв одной рукой за плечи, и поцеловал в макушку.
— Прости меня, Клэри, — негромко сказал Чума, напоследок слегка взъерошил волосы девушки, а затем плюхнулся на соседний стул со счастливой, хоть и не очень широкой улыбкой.
— Без своей удачи, думаю, я бы не справился, — глухо рассмеялся Рэвенхарт, чувствуя, что его поведение лишь усугубляет напряженность ситуации. — Как я-то? — неуверенно переспросил он, принимая протянутую кружку и испытывая безразмерное желание промолчать.
Среди Всадников что-то закипало. Какой-то конфликт, некая бомба, возможная ссора. Каждый из них ходил, будто на иголках, готовый в любой момент разразиться собственными проблемами и переживаниями. И это не добавляло им слаженности, отнюдь — парочка выступлений, произошедших в последние дни, может, и выглядели хорошо, но после них все расходились по выделенными комнатам, избегая контактов.
Амун тонко чувствовал это; и не потому, что был эмоционален, как маленький ребенок в проблемной семье, а из-за собственной причастности к назревающему конфликту, что совсем не делало ему чести — наоборот, раздражало, злило, заставляло ощущать беспомощность.
Так что ему не хотелось обсуждать свои проблемы, кажущиеся такими незначительными на фоне пережитых Сэлисбури. Ему хотелось спросить про Чарли, про Танику, про Талассу, про других, но он сдерживал себя, подозревая, что идти напрямую в данном случае — не вариант. Лучше не вскрывать недавние раны, только-только начинающие заживать.
Они же не Бальтазар.
— Ну, у нас все как-то накаляется, — откинувшись с грустной улыбкой на спинку стула, заговорил Рэвенхарт. — Чувствую, что скоро случится что-то. И я явно не в восторге от этого, — хмыкнул Чума, а затем, резко, чтобы самому не передумать, спросил: — Как Чарли?

+2


Вы здесь » TSS: ASUNDER » ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » [126] if you only knew


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC