[048] what the hell - Raelyn Liddell
[055] escaping the fate - Mallen Clavell
[065] о старых долгах и новых связях - Claire Salisbury
[067] we are who we are - Gabriel Karstark
[068] a candle at my chest - Nathan Nightwing
[082] одному и топиться идти скучно - Mallen Clavell
[090] the whispering ghosts - Meredith Clavell
[091] отцы и дети - Vladislaus L. Drake
[092] chapped and faded - Lucas Astern
[095] о башмаках и сургуче, капусте, королях - Samuel Lostman
[096] wisdom and justice - Claire Salisbury
[097] awake and undead - Samuel Nightwing
[098] dark days - Evan Justice
[099] never let me go - Michael Rightmance
[100] even gods do - Hannah Targaryen
[101] in all my dreams i drown - Anabel Frost
[102] i should rise and you should not - Meredith Clavell
[103] what must we do to restore - Demona Ivys
[104] the choice - Dustin Born
[105] those who loyal - Jude Graywater
[107] rescue me - Gabriel Karstark
[108] посторонним в. - Mirtha Vacietis
[109] give me back my broken night - Mallen Clavell
[110] зачем нужны старшие братья - Samuel Lostman
[111] в чернильности ночи ужас обнимет лапой - Lucas Astern
[113] в траве скрывается змея - Daniel DeWitt
[115] я возьму покоя кристалл и слеплю из него звезду - Regina Knowland
[116] всадники - золотые ручки - Balthasar Harrenhal
[117] oh sister - Charles Blackwood
[118] кровные узы - Nathaniel McRae
[119] the heart of the desert - Nick Frost Jr.
[120] let's scare death - Evangeline Kelferey
[121] there will come a time and i will look in your eyes - Nathaniel McRae
[122] forget this dreadful - Anabel Frost
[124] to unite as one - Aurora Nightwing
[126] if you only knew - Antony Strider
[127] say something - Antony Strider
[128] where did you put the gun? - Jacqueline Ripley
[129] do u wanna fly? - Hannah Targaryen
[130] куда приводят мечты - Ilse Hartmanis
[131] we show no mercy - Nathan Nightwing
[132] emotional explosion of fire - Saraphina Clavell
[133] семья - не список кто кого родил - Nick Frost Jr.
[134] никакой матери, кроме божьей, в храме не упоминается - Aaron Gideon
[135] catch me if you can - Mirtha Vacietis
[136] послушай, остановись, пока не поздно! - Balthasar Harrenhal

время в игре: апрель-май 2043-го года
30 лет спокойствия Изнанки предсказуемо обернулись очередным кровавым кошмаром. И если события 2013-го года были сравнимы локальной катастрофе в масштабах одного города, то сейчас, в 2043-ем году, в изнаночный конфликт оказывается вовлечены все Соединенные Штаты. С одной стороны – Альянс – объединение крупнейших демонических группировок, где главенствующая позиция отводится Омикрону – фракции, контролирующей Лос-Анджелес. С другой стороны, - изрядно поредевшие в ходе череды несчастий ведьминские кланы, решившие объединиться, чтобы дать отпор многочисленным неприятелям. И с третьей стороны, - Орден стражей и Арканум, действующие по указке архангела Эвана и стремящиеся под корень изничтожить всех нарушителей спокойствия и привести Изнанку в полагающийся ей порядок. Не стоит ждать войны, - она уже идет. Пришло время выбирать, кому быть верным, с кем заключать союзы, а с кем враждовать, потому что в этой борьбе вряд ли возможны компромиссы. И если ты думаешь, что у этой истории может быть счастливый конец, то ты невнимательно слушал. ©

TSS: ASUNDER

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » TSS: ASUNDER » ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » [127] say something


[127] say something

Сообщений 1 страница 5 из 5

1

Say something.
Тип: личный эпизод.
Дата: 9 мая.
Место: дом Страйдеров, Миннеаполис, Миннесота.
Участники:
Antony Strider
Claire Salisbury

[OST]
Привычный мир давно катится ко всем чертям, на полной скорости, не щадя ничего на своём пути. Клэр снова хоронит близких, Тони - карьеру и дело жизни, но, самое странное - страшное, - оба начинают привыкать к этому танцу смерти, к войне кругом. Что теперь действительно сложно, так это вспомнить, как оно - просто жить. Еще и под одной крышей, как в счастливом когда-то детстве.
Так что снова довериться старому другу - неплохое начало. Первый шаг, сделать который непросто, но нужно.
А уж друг этот поможет - друг и немного алкоголя.

0

2

Темнело. Тони сидел на ступеньках выхода на задний двор и смотрел на сад. Мать любила цветы, так что обычно тут было, на что поглядеть, но этой весной все пришло в запустение. Потом в равной мере смыл и кусты дельфиниума, и сорную траву. Декоративный заборчик, какой уцелел, порядком покосился. Как ни странно, Страйдер не видел в этом картину упадка. Скорее это было похоже на прилив и отлив. Время жить, время умирать. Цветение, увядание, вся фигня.
Раньше он возвращался в этот дом на правах родного гостя, сейчас он был вроде как его хозяином, и он знал каждый цветочек на обоях, каждую старую фотографию, каждую скрипучую ступеньку - впрочем, от влажности дерево разбухло и звуки поменялись, а пол на первом этаже вообще пора было перекладывать, но это подождет. Им вообще повезло, что дом уцелел, находясь дальше от реки и выше относительно уровня моря, чем особняк Сэлисбури. Было хоть, где жить. Хотя эту проблему Тони Джо, привыкший ночевать в машине или придорожной ночлежке или вообще где придется, когда работа заставляет, переносил куда легче остальных.
Вечера в Миннеаполисе были подозрительно тихие, не ждешь этого от большого города. Тони почувствовал, что его впервые за последние года два, а то и три тянет закурить. Поднялся с косого крыльца и ушел в дом, тихо прикрыв за собой дверь.
Вечер был очень подходящий для возобновления старых знакомств в доверительной обстановке.
Лестница чуть пружинила под ногами, когда Тони, по привычке шагая через ступеньку-две, взлетел на второй этаж. Его комната почти не изменилась с тех пор, как он ушел в Орден: когда ровесники паковали сумки и прощались с детством, чтобы уехать в колледж, он расстался со своим барахлом и отправился жить на базу. Хотел уговорить мать оставить комнату гостевой или вроде того, но она предпочла оставить все, как есть, и только время от времени протирать пыль на полках. Так что здесь не было ностальгических постеров, фотографий или бейсбольной биты на комоде. Даже подушку и одеяло совсем недавно достали из шкафов, и обстановка аскезы и пустоты очень походила на его прежнее жилье в Канзас-сити.
Шкаф тоже был его. В дальнем углу в бумажном пакете покоилась едва початая бутылка виски. Такие штуки Тони скрывал от матери, даже будучи двадцатипятилетним стражем: знать ей незачем, только зря встревожилась бы.
Снова по лестнице - вниз, на кухню. Стаканы с толстым донышком на привычном месте на верхней полке, прохладный вес между пальцев, Тони ступает мягко, но не легко, и останавливается в дверях комнаты, где теперь поселилась Клэр - гостевая, совсем рядом с Шарлоттой. Стучит костяшками по косяку - открыто ведь.
- Нуклэр, я к тебе с заданием, - без обиняков заявляет Страйдер, поймав на себе взгляд подруги, и поднимает руку с бутылкой повыше. - Составить мне компанию на выпить.
Тони проходит на середину комнаты и садится по-турецки прямо на пол, ставит стаканы перед собой на ковер и открывает виски.
- Садись, - подбадривает он, и голос его звучит гораздо увереннее и проще, чем Страйдер чувствует себя на самом деле. Он бы не решал все в ультимативной форме, если бы не заметил, что Клэр вообще с ним не разговаривает - не по существу, проблемы она готова обсуждать, сколько понадобится и даже больше. Просто, если вдуматься, ну сколько часов они провели за настоящим общением с тех пор, как он ушел в Орден? Чем-то делились? Иногда при встрече они просто не могли заткнуться: когда-то весело, когда-то - с эмоциями сверх меры, теми, которые лучше выпустить, чем питать. По-разному бывало. Их отличали открытость и доверие, закрепленные пониманием, что повлиять на что-либо в жизни другого ты не можешь, а следующий шанс поговорить будет ох как нескоро. Это был какой-то безопасный вариант - да еще и в спокойные времена.
Все очень круто поменялось. У Клэр, которую Тони знал еще на Рождество, никогда не было бы такого выражения лица, как в этом мае. Страйдеру не было принципиально вытащить ту, прежнюю Клэр, хоть он души в ней не чаял - опять-таки, время жить и время умирать, человек меняется, это естественно. Но Тони хотел хорошо знать ту, которую видел перед собой здесь и сейчас. А пока у него было чувство отчужденности, которое оставляли все эти ускользающие взгляды и разговоры исключительно по делу. Это надо было исправлять.
Плеснув подруге немного виски (черт знает, может, она уже с первого глотка начнет хихикать) и налив себе заметно больше, он поднял бокал.
- За Сэлисбури, - предложил он. - Порешим всех сердечно - и начисто.

+1

3

Руны расплывались перед глазами грязными какими-то пятнами. Клэр устало потёрла переносицу и, мазнув ладонью по листам, откинулась на спинку стула. Стоило, наверно, отдохнуть от работы – поспать, например, или пойти размяться в сад. Наводнение мало что оставило от приятного прежде глазу пейзажа, но и просто свежий воздух был бы сейчас на пользу. Проблема была в том, что Клэр просто не могла заставить себя оторваться от дел. Ей отчего-то всё казалось, отвлекись она хоть на минуту, и вновь случится нечто непоправимое – что-то, чему она не сможет помешать, что не сможет предусмотреть, остановить, исправить. Или что вернутся мысли, от которых она так упорно бежала последнюю неделю.
Мысли-то, конечно, возвращались и без того. Особенно здесь – в четырёх стенах знакомого до оскомины дома, где Клэр провела часть детства. Просто загонять себя до смертельной, бесконечной совершенно усталости оказалось недостаточно. После всего, что случилось, дом казался наводнённым призраками прошлого, и главный из них вернулся несколько дней назад.
Впрочем, она была по-настоящему благодарна присутствию Тони рядом. Какая-то часть её сомневалась, настороженно-радостная и, как обычно, готовая к новому отъезду старого друга, убеждённая, что так оно и закончится. Так было всегда, и она принимала это, как должное, давно не обижаясь даже в глубине души. Так было в порядке вещей. Пусть порядок этот и полетел ко всем чертям в тот самый момент, когда ей сообщили о смерти родителей. Может, потому Клэр было так страшно поверить в обратное – в его, между прочим, собственные слова? В то, что Орден Стражей оказался разрушен и перекроен, и возвращаться Тони было попросту некуда, даже если бы он снова захотел.
Пока же он здорово помогал, взвалив на себя огромную часть клановых дел. Если бы не Тони, Клэр не знала, как бы справилась теперь, когда ни Талассы, ни Таники больше не было рядом.
Это было ещё одной причиной того, что она столько работала.
Только работала.
Девушка потёрла занывшую снова ногу и вздрогнула всем телом на стук. Нервы ни к чёрту, нахмурилась она. Хозяин же дома – называть Страйдера так даже в голове было как-то очень непривычно – без лишних вопросов прошествовал в комнату, помахав подруге бутылкой. О, ну конечно. Клэр прикрыла глаза и отмахнулась машинально, вдохнув отчего-то под детское прозвище:
- Я работаю, Бродяга – руны всё теми же пятнами покрывали всё свободное пространство рабочего стола, старого и огромного – его приволокли из кабинета Кэтрин. Мысль о том, что отдохнуть бы действительно стоило, вспыхнула как-то робко, придавленная тут же другими, куда более мрачными. Но Тони не ушёл.
И Клэр поддалась – как обычно.
Посмотрела долго: умоляюще поначалу, но хмуро смирившись, поднялась с места. Если бы Страйдер сейчас подал ей руку – встал бы помочь, да просто проронил хотя бы взгляд сочувствия или жалости, она бы этого не простила. Но он и бровью не повёл, даже когда Клэр, изогнувшись, неловко и некрасиво, как разбитая болезнью старуха, уселась рядом – нога ещё не слушалась, как раньше. Нарочитый вызов в её глазах смягчился. Клэр откинулась спиной на стоящий за ней диван.
- За Сэлисбури.
Она кивнула тихо и молча поднесла бокал к губам. Запах алкоголя, сивушный и острый, ударил в нос, горло обожгло, в животе стало тут же теплее. Клэр зажмурилась и выдохнула.
- Ну и мерзость, – пробубнила она и пододвинула к Тони бокал. – Налей ещё.

Отредактировано Claire Salisbury (2014-09-18 00:19:13)

+1

4

Виски был средний - не дрянь, конечно, но бадяжить не жалко и в чистом виде пить можно. Немного жестковат в горле после глотка, но вполне терпимо.
- Ну и мерзость.
У Нуклэр аж голос охрип, и Тони усмехнулся ее гримасе понимающе, весело, с морщинками в уголках глаз и возле губ, и молча плеснул еще виски, на сей раз побольше. Какая разница, что вливать в голову, в их-то обстоятельствах - главное, что есть. Выпили молча.
Повисла пауза, в ходе которой Тони приглядывался в узору на обоях. Возле потолка они отходили от стены, да и вообще, цвет был унылый. Комната в принципе была довольно уютной, дежурно так, на случай чьей-либо ночевки, атмосферу кое-как оживляли фотографии пейзажей и одна вышивка, но в остальном царил тухляк.
- Надо будет сделать тут косметический ремонт, когда дом обсохнет, - негромко подумал вслух Страйдер. - На твой вкус.
В этом замечании было столько же обыденности, что и в вопросе, что приготовить на ужин. Электроснабжение и другие коммуникации уже восстановили, так что тема с едой не стояла остро, но Страйдер неизменно задавал Клэр вопросы. Он вообще доставал ее всякий раз, как проходил мимо дверей или просто находил повод. Он отвлекал от ее от работы самыми приземленными вещами, перетягивал внимание на самые бытовые вопросы. Это могло раздражать, но Тони был уверен, что пусть лучше она бесится на это, чем забуряется в уединение. Пусть сердится на него, но постоянно чувствует чужое присутствие. Так человека тыкают иголкой в бок, чтобы он не уснул.
С Клэр ему было проще, чем с Чарли. Как подступиться к Шарлотте после всего, что случилось, Тони вообще не знал. Он не умел ладить с детьми, даже собственной сестрой.
А Сэлисбури... Сэлисбури была своя. Даже несмотря на то, что не улыбалась и прихрамывала.
Кстати, об этом.
- Болит? - кивнув в сторону пострадавшей ноги, спросил Чарли. Просто и без сочувствия, как спрашивал бы у сестры по заданию, которая сращивает кости, или у раненого напарника. Нет, он не относился к Клэр так же, его вообще задевала за живое мысль о том, что она пострадала. Она была мирной - не то что они - не бегала с пушкой наперевес, не расследовала грызню изнаночных шестерок, которым просто не сиделось на жопе ровно - и к тому же улыбалась Страйдеру из детства пучеглазой идеалистичной девочкой. Неправильно было, что теперь она хромала на семи скрипучих ступеньках его дома. Тони плохо переносил такую несправедливость, годы службы тут не помогли. Он был посредственным сыном и братом, очень совестливым копом и настоящим другом тем, кого выбирал. Потому-то и не подавал Клэр руки, а мог и позволить себе по-детски беззлобное и грубое замечание о ее скорости.
Он это понял не сразу. В первую встречу после наводнения облажался с заботой, получил в ответ колючий взгляд и пару ласковых, потом стал наблюдать. Нынешняя его манера устраивала Клэр больше. Оттого и вопрос был простой, без подвоха или сочувствия.
- Не поверишь, у меня самого перелом был только раз за всю службу. Не считая ребер, но их разве что мяли немного, - усмехнулся Страйдер. - Зажило, как на собаке, ясное дело. Другим братьям доставалось еще как. Хребет ломали. Рваные раны в первый же год. Всякое бывало, - вовремя свернул подробности, поглядел на виски в стакане и на свои предплечья. Татуировки на них не были чернильно яркими, скорее уж темно-серыми, но оставались отчетливыми, как в первый год. Магия. - Марко говорил, что это из-за оберега. Что меня кто-то хранит и помнит. А я за восемь лет тебе ни разу спасибо не сказал за это, кроме как в первый день, - честно? Он чувствовал досаду. Надо почаще говорить правду о хороших чувствах, не все же только дерьмо высказывать. - Выходит, ты зря прибеднялась. Еще девчонкой умудрилась наложить защитные чары на десять лет вперед - это вообще часто случается? - не то чтобы он прямо пытался подбодрить Клэр... То есть, да, но не совсем. Просто давно пора было сказать, что он считает ее крутой. Как-то он запаздывал. Слоупок чертов. Слова поддержки нужны всем и всегда, нет смысла задаваться этим вопросом - главное-то в том, что он и правда это увидел. Страйдер испытывал тепленькое чувство неловкости, но, наверное, это был алкоголь.

Отредактировано Antony Strider (2014-09-19 12:47:32)

+1

5

Со вторым бокалом она не стала торопиться: покрутила в руках, до сих переваривая первый. Тони молчал, сама же Клэр не хотела искать темы для разговора – было в тишине между ними что-то комфортное, что вовсе не обязательно было разбавлять пустой болтовнёй болтовни только ради. Она и забыла, оказывается, каково это.
Как и забыла, что болтовню Тони любил.
- Звучишь, как настоящий глава семейства – хозяин дома, – Клэр хмыкнула, вышло как-то грубо. Она постаралась не обращать внимания на то, как сжалось сердце при мысли о собственном доме. – Не боишься, что жить здесь в декорациях в моём вкусе уже не сможет больше никто?
Раньше они много смеялись на своеобразным чувством прекрасного Сэлисбури, но сейчас шутка вышла вялой и без души. Клэр покрутила в руках бокал. Всерьёз задумываться о том, сколько ещё ей придётся провести в этом доме, было непривычно – всё это казалось настолько временным, и иногда Клэр просто забывала, что дом её был почти разрушен, требовал ремонта в немалый срок. Она любила Страйдеров, как и любую близкую родню, но, по правде, после отъезда Тони отдалилась от семейства. Возвращаться сюда было непривычно – навевало воспоминания. Клэр не была уверена, что воспоминаний этих хочет. Или, раз уж на то пошло, заслуживает.
Вопрос Тони не застал её врасплох, но ответила она не сразу.
- Болит, – врать было глупо, но и объяснить – тоже непросто. – Но иначе, не так, как можно было бы подумать.
У неё вообще болело всё – давно, и физическая боль для затуплённого уже, по правде, восприятия была чем-то нужным. Словно дождь за окном, когда тебе грустно. Но боль была болью, тут уж как ни крути. Нога просто была чем-то реальным, что её отождествляло – чем-то, с чем можно было справиться и без постоянных об этом вопросов.
Клэр глотнула ещё виски. Ну и мерзость.
Рассказ об орденских буднях она слушала вполуха, всё так и витая в собственных мыслях. Страйдер всегда любил (и умел) поговорить, временами вообще был незатыкаем – за последние несколько дней она познала это на собственной шкуре. Но рассказы эти старые она всё-таки любила, наверно. Размеренный говор и знакомый голос заставили немного расслабиться, так что Клэр и не поняла сразу, что именно Тони спрашивает. А когда поняла, покрутила головой и не сдержала смеха, хотя получился он каким-то не очень весёлым.
Она не знала, насколько друг преувеличивает, но татуировки, конечно, помнила. Они должны были выйти сильными.
- А ты так и не догадался, да? – она глотком допила виски, но оставила бокал рядом. – Помнишь, как мне делали мою татуировку? – Дождавшись кивка, Клэр продолжила. Пальцы огладили запястье. Она впервые за долгое время говорила с кем-то о родителях – о них самих, не о смерти или делах. С Тони оказалось проще, легче, чем можно было бы подумать. Может, дело было в теме? – Мать тогда много рассказывала мне о принципах нанесения рунных оберегов – ты знаешь её, она никогда не упускала шанса превратить всё в лекцию с пользой для тела.
Так вот я действительно многому научилась тогда. Но одного этого всё равно было бы мало: руны ведь тоже магия. С оберегами есть свои сложности – основа для них не бумага или обычный предмет, но приживаются и действуют тем лучше, чем сильнее «настроена» магия на заклятье и на человека, кому они наносятся. Потому родительская татуировка так сильна. Потому моя магия тебе тогда так подошла
.
Клэр хмыкнула и посмотрела на друга, почувствовав нечто сродни злорадству.
- Я ведь тогда была здорово в тебя влюблена.
И всё-таки говорить это сейчас было странно. Будто из другой жизни всё.

Отредактировано Claire Salisbury (2014-09-21 13:20:34)

0


Вы здесь » TSS: ASUNDER » ЛИЧНЫЕ ЭПИЗОДЫ » [127] say something


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC